Православная инквизиция

article1071.jpg

Мы с друзьями соберёмся, У огромного костра, Это пламя словно солнце, Будет греть нас до утра. Все заботы, все проблемы Улетают с пеплом ввысь. Ах, как здорово, Что все мы, здесь сегодня собрались.©»Инквизитор» Филигон

Как известно, в процессе дискусии о том, чья религия наиболее миролюбивая, были убиты десятки миллионов людей. Христианство тоже не осталось в стороне от общего веселья и здорово отметилось на этом поприще. Среди наиболее ярких мероприятий вспоминаются десятка полтора крестовых походов и конечно же костры инквизиции.

Одним из первых заложил идеологические основы будущей инквизициикрупнейший христианский теолог, епископ Августин Блаженный (жил в 4-5веке) Одинаково почитаемый как католиками, так и православными и считающийся одним из отцов Церкви.

Августин в молодости был сторонником манихейства. Отказавшись впоследствии от своих еретических взглядов, он повел энергичную борьбу против донатистов, ариан, манихеев, пелагианцев и последователей других еретических учении, раздиравших в то время христианский мир.

Взгляды Августина на борьбу с еретиками претерпели три стадии. Вначале он пытался как бы средствами пропаганды — путем богословской полемики — переубедить донатистов и других вероотступников. Затем стал рекомендовать относиться к ним с «ограниченной строгостью» (temperata severitas), то есть применять к ним всякого рода репрессии, за исключением пыток и смертной казни. Под конец Августин стал ратовать за применение всех средств воздействия к еретикам, включая пытки и казнь.

Аргументировал он необходимость применения этих процедур к еретикам следующим образом:

Ссылаясь на места Ветхого и Нового завета, где речь идет о расправах с вероотступниками, Августин делал следующий вывод: христианская любовь к ближнему обязывает не только помогать вероотступнику спасти самого себя, но и принуждать его к этому, если он добровольно отказывается отречься от своих пагубных воззрений.

Логика железная: если человек не хочет есть конфету, то он, дурак, не понимает от чего отказывается. А потому эту конфету ему нужно вколотить молотком в зубы для его же блага. Августин уподоблял еретиков заблудшим овцам, а церковников — пастухам, обязанность которых вернуть этих овец в стадо, пуская в ход, если надо, кнут и палку. Нет необходимости казнить заблудшую овцу, достаточно ее высечь, чтобы как следует проучить.Порка не такое уж строгое наказание, ведь порют же своих непокорных детей родители, непослушных учеников — учителя, и даже епископы, возглавляющие светские суды, присуждают к порке обычных правонарушителей. Законно с этой целью применять и пытки, наносящие вред всего лишь грешной плоти — «темнице души», если с их помощью можно возвратить еретика на путь истинный. Если, согласно библейскому учению, неверная жена подлежит наказанию, то с тем большим основанием подлежит наказанию изменяющий церковным догматам вероотступник. Неважно, уверял Августин, что еретик откажется от своей ложной веры из-за страха перед наказанием,- «совершенная любовь в конечном итоге победит страх». Церковь вправе заставить силой своих блудных сынов вернуться в ее лоно, если они заставляют других губить свои души. Если еретик упорствует, его нужно убить из любви к нему! «Они убивают души людей, в то время как власти только подвергают пыткам их тела; они вызывают вечную смерть, а потом жалуются, когда власти осуждают их на временную смерть»© Августин.

Таким образом, наказание ереси согласно Августину это не зло, а «акт любви». Фраза: «Возлюби ближнего своего!» в этом контексте засияла новыми красками!

Кроме вот такого идеологического базиса, Августин приводит и вполне прагматические доводы.

Применять насилие к вероотступникам церкви выгодно, ибо это приносит желанный результат. Угроза пыток и смерти ставит вероотступника перед выбором: пребывать в своем заблуждении, пройти «через горнило мучений» и лишиться жизни или «стать умнее» — отречься от ложных учений и вернуться в лоно церкви. Многие еретики избегают сделать такой выбор из-за свойственной людям в делах веры нерешительности или опасений заслужить презрение своих единоверцев. Чтобы решиться, им нужен толчок, коим и является применение «сильных лекарств»
прописаных санитарами леса доктором от богословия ))
Учение Августина было положено в основу деятельности католической инквизиции.Средневековые инквизиторы рекомендации Августина поставили на научную основу и разработали передовую методику исцеления заблудших.
Инквизиция очень скоро распространила свои органы во многих европейских странах, где церковь благодаря инквизиции превратилась в самое страшное орудие абсолютизма. Она применяла такие меры устрашения, как сыск, доносы, конфискация имущества, пытки, сожжение на костре.

ИНКВИЗИЦИЯ В РОССИИ

Отчего такой привет избитый,
Может, спросите вы меня,
Оттого, что брат наш, инквизитор,
Не бывает без огня.
©»Инквизитор» Филигон
 А что же в России? Православные церковники нередко критикуют католическую церковь за деятельность ее инквизиции. Упирая на то, что католическая инквизиция не есть учреждение «каноническое», так как в церковных канонах нет указаний на право церкви подвергать за отступление от веры смертной казни или другим наказаниям, что католическая церковь, присвоив себе функции уголовного суда и организовав для этого внутри самой церкви особый орган — инквизицию, поступила неправильно, «не канонически». Широко бытует мнение, и оно активно поддерживается православным духовенством, что уж у нас то иквизиции не было.

И все же она была.

Во-первых, чисто с юридической точки зрения:
В 1711 году указом Петра I был создан особый приказ для надзора за епископами в их церковной хозяйственной и судебной деятельности в делах небольшой важности, который так и назвали: «Приказ протоинквизиторских дел». В 1724 году он был закрыт, но должности инквизиторов были упразднены лишь 25 января 1727 года. Конечно можно сказать «сколь она там просуществовала то, мелочь. Да и занимались в том приказе не совсем тем, чем Токвемада» Но приказ такой в истории РПЦ был.

К томуже свою инквизиторскую деятельность православная церковь осуществляла не только через этот приказ. Инквизиторская деятельность церкви проводилась через различные судебные органы, находившиеся в распоряжении епархиальных архиереев, через патриарший суд и церковные соборы. Она располагала и специальными органами, созданными для расследования дел против религии и церкви — Приказом духовных дел, упомянутым выше Приказом инквизиторских дел, Раскольнической и Новокрещенской конторами и др. В духовном приказе рассматривались дела о богохульстве, еретичестве, волшебстве, святотатстве. Дела против веры и церкви вело также организованное при Синоде в 1721 г. тиунское управление. Приказ духовных дел наблюдал за «чистотой» православия, расправлялся с раскольниками и еретиками. Приказ инквизиторских дел вел следствие по делам «интересным» и «безгласным». Он имел большой штат инквизиторов как в Москве, так и на местах; возглавлял его протоинквизитор, архимандрит московского Данилова монастыря Пафнутий. В распоряжении Приказа инквизиторских дел были свои подьячие, своя охрана и собственная тюрьма. Настоящим инквизиторским застенком являлась и Раскольническая контора, существовавшая до 1764 г. С организацией духовных консисторий (1744 г.) дела о религиозных преступлениях перешли в их ведение. Консистории производили розыск по делам против веры и церкви, сажали в свои тюрьмы обвиняемых, чинили над ними суд и расправу. Наиболее важные дела вел непосредственно Синод. Он применял такие же инквизиционные методы воздействия, как и другие церковные организации. Монастырские власти вели следствие над неугодными правительству и церкви людьми, держали их в жестоком тюремном заключении.

Во-вторых, с идеологической точки зрения Августин Блаженный, а соответственно и его идеи были абсолютным авторитетом и для православной церкви. (Великий Раскол на католиков и православных произошел только спустя 600 лет после его смерти.) Что конечно же не могло не повлиять на отношение православной церкви к ереси и ее методы «вразумления» еретиков. Вот об этом подробнее.

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В БОРЬБЕ ПРОТИВ АНТИЦЕРКОВНЫХ ДВИЖЕНИЙ

Повсеместно гадят ведьмы
И колдуют колдуны,
Мир обязаны беречь мы,
От влиянья Сатаны.

Кто там с огненной Геенной,
Наш костёр посмел сравнить,
Можем разницу мгновенно
Вам на вас же разъяснить.

От чего наш взгляд
Такой сердитый и такой подозрительный,
От того, что брат наш, инквизитор,
Быть обязан бдительным.
©»Инквизитор» Филигон

Обратим свой взор к историческим хроникам.

XI век
Тут широко прославился Новгородский архиерй Лука Жидята. «Сей мучитель, резал головы и бороды, выжигал глаза, урезал язык, иных распинал и подвергал мучениям». Холопу Дудику, не угодившему чем-то сему смиренному служителю церкви, по приказанию Луки Жидяты отрезали нос и обе руки. Простил ли Жидята Дудика перед усекновением рук или после летописи умалчивают.

XII век
Тут нам попадается владимирский епископ Федор. Сей святой отец отнимал у неугодных ему целые села (как видим, традиция нестяжательства имеет глубокие культурные корни у православного духовенства, а вы «квартиру отсудил, квартиру остудил», хе хе), после чего либо обращал их в рабство, или заключал в тюрьмы, или рубил им головы, выжигал глаза, резал языки, распинал на стенах. (так что кардиолог, запыливший ремонтом библиотеку некоего священнослужителя еще легко отделался, да)

В борьбе за передел влияния с киевским митрополитом Федор потерпел поражение, и его выдали на суд митрополиту. Митрополичий суд в свою очередь обвинил Федора в еретичестве и подверг жестокому наказанию: ему отрезали язык, затем отсекли правую руку и «вынули очи», т.е. ослепили. Воистину, любовь и всепрощение служителей культа друг к дружке порой принимала довольно странные формы.

А что с кострами? И они были. Зажигали православные отцы по скромне европейски коллег, но тоже от души.

В 1157 г. Киевский церковный собор осудил еретика Мартина. Учение Мартина, направленное против господствующей церкви, привлекло на его сторону, как рассказывает об этом летопись, много простого народа и вызвало широкое общественное движение против православной церкви. По приговору собора Мартин был сожжен.

Что интересно. Право церкви на казнь еретиков поддерживали не только русские князья. Это же право признавалось и монгольскими завоевателями. Так, по ярлыку хана Менгу Темира митрополиту Кириллу было предоставлено право наказывать смертью за хулу на православную церковь и за нарушение церковных привилегий.

XIV век
В Новгороде возникает секта стригольников. Интересно их отношение к священному писанию. Стригольники почитали Евангелие, но не слепо и без рассуждения. Они изучали его, размышляли о нём, чтобы иметь возможность обосновать и убедительно подтвердить своё понимание. Подобный критический взгляд на «святые книги» считался опасным отклонением и свободомыслием. Кроме этого, эти негодяи отрицали институт церкви и считали церковное сословие и монашество излишним, выражали недовольство практикой покупки и продажи церковных должностей и санов, утверждали, что, если священнослужитель дурной и порочный человек, совершаемые им обряды ничего не стоят. Более того, они осмелились проповедовать то, что священникам вообще не подобает приобретать имущества и богатства.

Выхода было два: либо срочно заретушировать церковные земли в фотошопе и сказать, что ничего не было, либо в срочном порядке задавить такую опасную ересь силовыми методами. Ввиду отсутствия на Руси в те года даже пайнта, был взят курс на второй сценарий. Православная церковь сурово осудила новую ересь. Ее называли «прямой затеей сатаны», а ее участников — «злокозненными хулителями церкви», «развратителями христианской веры». Новгородские епископы настояли на том, чтобы руководителей ереси — дьякона Никиту, ремесленника Карпа и др. утопили в 1375 г. в реке Волхов. Затем стали вылавливать и казнить остальных участников движения в Новгороде и Пскове. Физическое уничтожение еретиков одобрил и московский митрополит Фотий. В посланиях 1416-1425 гг. он благодарил псковичей за расправу над еретиками.И советовал им применять все средства уничтожения, однако без пролития крови, во имя «спасения души» казненных. Послушные псковичи последовали советам инквизитора. Они переловили и казнили многих еретиков

XV век
Возникает Новгородско-московская ересь. Сторонники этого движения хотят странного: уничтожения церковного землевладения, отмены исповеди, отрицают воскресение мертвых. Они отрицали внешнюю обрядность и основные догматы православной церкви, например догмат о троице, не признавали икон. Ну и главное, эти мерзкие еретики посмели обвинить церковную знать, осуждая ее стяжательство.

В срочном порядке в 1490 г. созывается церковный собор. На повестка дня всего два вопроса: «что делать?» и «как мочить будем»? Собор отлучил от церкви и предал проклятию участников движения и потребовал от царской власти их смерти. Особенно отличился  новгородский архиепископ Геннадий Гонзов, за истинно христианские кротость и смирение прозванный современниками «кровожадным устрашителем преступников против церкви». Гена натурально фанател от Токвемады и даже был председателем российского фанклуба бодрого испанца. Он и обратился к царю с просьбой о казни еретиков. Да еще и склонил на свою сторону митрополита Зосима с тем, что бы тот помог сподвигнуть царя на создание росийской инквизиции по примеру «шпанского короля» Фердинанда и испанских инквизиторов. «Смотри, писал Гонзов Зосиме, франки по своей вере какую крепость держат! Сказывал мне при проезде через Новгород посол цесарский про шпанского короля, как он свою землю очистил, и я с тех речей и список тебе послал».

Но царь Иван III, хоть и был Иванушкой, но совсем не дурачком. Ведя партизанскую войну против засилия крупного церковного землевладения ему совершенно не улыбалось создавать у себя под боком орден воинствующих фанатиков. Справедливо решив, что и потомки ему за такое спасибо не скажут, он мягко завернул и выпровадил Гену и Зосима не смотря на их попытки всучить ему рекламные брошюрки инквизиции и смету на командировки в Испанию для обмена опытом. А что бы духовенство не шибко бухтелоотдал еретиков на суд собора. Осудив еретиков и предав их проклятию, Геннадий, устроил натуральное шоу. За 40 километров от города их посадили в шутовской одежде на коней «хребтом к глазам конским», т.е. задом наперед, на головы им надели берестяные шлемы с надписью «Се есть сатанино воинство» и в таком виде возили по городу. Городские жители обязаны были плевать на еретиков и говорить: «Это враги божьи и христианские хулители». В заключение берестяные шлемы на их головах были сожжены. Шлемы с живых людей при этом никто снять не удосужился.  Некоторых еретиков, как рассказывает летопись, по требованию Геннадия сожгли на Духовском поле, а других он послал в пожизненоое заточение

После разгрома новгородского антицерковного движения его центр перешел в Москву. Во главе этого движения стали Федор и Иван Курицыны. Московские еретики также боролись за ослабление власти крупных церковных феодалов и были противниками церковного землевладения. Они выступали против монашества, критиковали «творения» отцов церкви, но не посягали на основы христианства. Суровым и непримиримым гонителем этого движения был игумен Волоколамского монастыря Иосиф Санин (Волоцкий). Он был представителем воинствующей церкви, сторонником сильной светской власти, создателем теории божественного происхождения царской власти. И вместе с новгородским архиепископом Геннадием состоял в одном фанклубе им. Токвемады, Иосиф хорошо знал практику испанской инквизиции, восхищался ее деятельностью по борьбе с ересями и пытался перенести на русскую почву теорию и методы ее борьбы.

Иосиф обрушил на еретиков немало богословско-полемических «Слов», написанных в злобно воинствующем духе. Настаивая на казни еретиков, Иосиф, в параксизме всепрощения, доказывал, что даже те из них, которые, убоявшись смерти, покаялись, не заслуживают помилования и прощения. В «огненных казнях» и тюрьмах Иосиф видел «ревность» к православной вере. Он проповедовал, будто руками палачей казнит еретиков сам «святой дух». Убеждая царя в необходимости физического уничтожения еретиков, Иосиф говорил, что «грешника или еретика руками убить или молитвой едино есть» и что казнить еретика — значит «руку освятить». Иосиф призывал всех «истинных христиан» «испытывать и искоренять лукавство еретическое» и грозил строгим наказанием тем, кто «не свидетельствовал», т.е. не доносил, на еретиков. Вслед за католическими инквизиторами Иосиф учил, что в борьбе с еретиками допустимы все средства — обман, хитрость, ложь, предательство. Одно лишь сомнение в законности сожжения противников церкви этот инквизитор считал «неправославным». Необходимость суровых мер против еретиков Иосиф подтверждал примерами из ветхозаветной истории. Он ссылался также на примеры из жизни представителей церкви, например Льва Катежского, который якобы одной своей епитрахильей сжег еретика Лиодора. Иосиф обращался также к «градским» законам, вошедшим в состав Кормчей книги, которые предписывали карать смертной казнью за переход из православия в другую религию. Кроме того он доказывал законность монастырского землевладения, отстаивал необходимость украшать храмы богатыми иконами, росписями и роскошной обстановкой.

Московских еретиков судил церковный собор 1504 г. По настоянию собора наиболее активных еретиков — Ивана Волка, Михаила Коноплева и Ивана Максимова сожгли в клетке в Москве, а Некраса Рукавова — в Новгороде, предварительно отрезав ему язык. Духовные инквизиторы во главе с митрополитом Симоном настояли еще на сожжении юрьевского архимандрита Кассиана. Его брат Иван Черный бежал «в немцы».

После расправы с еретиками на соборе 1504 г. Иосиф стал знаменем воинствующей церкви — «презлых иосифлян», боровшихся с участниками антицерковного движения посредством духовного и светского меча. За заслуги перед светской властью и церковью Иосиф в 1591 г. был объявлен общерусским святым.

К слову, католики своего Токвемаду святым не объявляли.

Следуя правилу: «Бей своих, чтобы чужие боялись» православная церковь следующий удар нанесла по движению нестяжателей.  Это движение возникло когда широкое недовольство церковью, в частности «стяжанием» ею земель и др. богатств, вынудили некоторых представителей духовенства искать пути восстановления пошатнувшегося авторитета церкви.Основоположником стал Нил Сорофский. Что интересно: и Нил Сорофский, выступавший за аскетизм церкви и священнослужителей и Иосиф Волоцкий, выступавший за право на роскошь оба причислены к лику православных святых. Вот уж действительно: выбирай святого по вкусу и молись ему.

В 1721 г. в Новгороде судили новгородского дьячка Василия Ефимова за то, что он, рассказывая о виденном им якобы чуде, «вместо славы нанес хулу имени божьему». Несчастного дьячка сожгли публично в Новгороде, о чем сообщил Синоду новгородский архиерей. Но и после смерти дьячок казался церковникам опасным: его останки — голова и кости, способные якобы вызвать в народе «соблазн», по распоряжению Синода были отобраны у родственников и сожжены вторично, а прах был развеян

ОХОТА НА ВЕДЬМ

Ах, прекрасный миг узреть бы
Чтоб в масштабах всей страны,
Не одной не стало ведьмы
И исчезли колдуны.

Но вопрос сочтём решённым
И поставим крест на нём,
Разве если поголовно,
Всех возьмём, да пережжём.
© «Инквизитор» Филигон

В древней Руси ведовские процессы возникли уже в XI в., вскоре после утверждения христианства. Расследованием этих дел занимались церковные власти. В древнейшем юридическом памятнике — «Уставе князя Владимира о церковных судах» ведовство, чародейство и волхвование отнесено к числу дел, которые разбирала и судила православная церковь. В памятнике XII в. «Слово о злых дусех», составленном митрополитом Кириллом, также говорится о необходимости наказания ведьм и колдунов церковным судом. Летопись отмечает, что в 1024 г. в суздальской земле были схвачены волхвы и «лихие бабы» и преданы смерти через сожжение. Их обвинили в том, что они — виновники постигшего суздальскую землю неурожая. В 1071 г. в Новгороде казнили волхвов за публичное порицание христианской веры. Так же поступили и ростовцы в 1091 г. В Новгороде после допросов и пыток сожгли в 1227 г. четырех «волшебников». Как рассказывает летопись, казнь происходила на архиерейском дворе по настоянию новгородского архиепископа Антония. Духовенство поддерживало в народе веру, будто колдуны и ведьмы способны на поступки, враждебные христианству, и требовало жестокой расправы с ними.

Епископы разыскивали колдунов и ведьм, их доставляли на епископский двор для следствия, а затем передавали в руки светской власти для наказания смертью. По примеру своих католических соратников православная инквизиция разработала в XIII в. и методы распознавания ведьм и чародеев огнем, холодной водой, путем взвешивания, протыкания бородавок и т. п. Вначале церковники считали колдунами или чародеями тех, кто не тонул в воде и оставался на ее поверхности. Но затем, убедившись, что большинство обвиняемых не умели плавать и быстро тонули, изменили тактику: виновными стали признавать тех, кто не мог держаться на воде. Для распознания истины широко применяли также, по примеру испанских инквизиторов, испытание холодной водой, которую капали на головы обвиняемых.

Поддерживая веру в дьявола и его могущество, представители православной церкви объявляли еретичеством всякое сомнение в реальности дьявола. Они преследовали не только лиц, обвиненных в сношениях с нечистой силой, но также и тех, кто высказывал сомнение в ее существовании, в существовании ведьм и чародеев, действовавших при помощи дьявольской силы.

Жертвами православных инквизиторов были главным образом женщины. По церковным представлениям, женщины легче всего входили в сношения с дьяволом. Женщин обвиняли в том, что они портят погоду, посевы, что они виновницы неурожая и голода. Киевский митрополит Фотий разработал в 1411 г. систему мероприятий по борьбе с ведьмами. В своем послании к духовенству этот инквизитор предлагал отлучить от церкви всех, кто будет прибегать к помощи ведьм и чародеев. В том же году по наущению духовенства в Пскове сожгли 12 колдуний, «вещих женок», их обвинили в чародействе. В 1444 г. по обвинению в чародействе в Можайске всенародно был сожжен боярин Андрей Дмитрович с женой.

В XVI в. преследование волхвов и колдуний усилилось. Стоглавый собор 1551 г. принял против них ряд суровых постановлений. Наряду с запрещением держать у себя и читать «богомерзкие еретические книги», собор осудил волхвов, чародеев и кудесников, которые, как отметили отцы собора, «мир прельщают и от бога отлучают». При Иване IV возникли многие процессы против волхвов и колдуний. Даже первых советников царя, Сильвестра и Адашева, обвинили в том, будто они «извели» царицу Анастасию Романовну, и сослали их в монастырь. Церковные власти издавали постановления о борьбе с ведовством и натравливали на мнимых ведьм и колдуний народные массы. В 1555 г. власти Троице-Сергиевского монастыря специальным указом запрещали держать в монастырских вотчинах «волхвей» и «баб — ворожей». Обнаруженных волхвов и ворожей власти предлагали «бив да ограбив да выбити из волости вон», т.е. изгнать. С крестьян, допустивших общение с ворожеями, брали десятирублевый штраф с каждых ста человек.

<Ведовские процессы часто очень разрастались, чему способствовала применявшаяся тогда практика сыска вины пытками и казнями. Светские и духовные власти не стремились установить истину. Они заранее осуждали привлеченных по этим «винам» людей, признания нужны были им для оправдания суровых наказаний. В 1630 г. по делу одной «бабы-ворожейки» было привлечено 36 человек; по делу Тимошки Афанасьева, возникшему в 1647 г., судили 47 «виновных». В 1648 г. вместе с Первушкой Петровым, обвиненным в чародействе, «пытали» истину у 98 человек. За Аленкой Дарьицей, привлеченной к суду в 1648 г. за тот же грех, последовали 142 жертвы. С Анюткой Ивановой (1649 г.) судили за чародейство 402, а по процессу Умая Шамардина (1664 г.) -1452 человека. После подавления крестьянского восстания 1667-1671 гг. под предводительством Степана Разина по розыску новгородского митрополита Филарета была схвачена в городе Темникове активная участница восстания крестьянка Выездной слободы Арзамаса старица Алена. Митрополичий духовный приказ обвинил Алену в колдовстве и подверг пыткам. После окончания церковного суда Алену выдали усмирителю крестьянского восстания князю Ю. А. Долгорукому. По приказу царского палача Алена была сожжена в срубе как колдунья и чародейка. В 1672 г. в Астрахани при большом стечении народа сожгли Корнилу Семенова, у которого были найдены какие-то заговоры. Вскоре после этого в 1674 г. в Тотьме обвинили в «порче» женку Федосью; ее, конечно, сожгли. В 1676 г. в Сокольском сожгли в срубе пушкаря Панко Ломоносова и его женку Аноску вместе с кореньями и травами, которые те применяли для лечения.

в 1721 г. в Новгороде был сожжен дьячок Ефимов за то, что он якобы чинил в народе смуту и вместо славы нанес хулу имени божьему. В 1720 г. на Волыни в чародействе обвинили крестьянку Проську Каплунку. Её посадили в яму, засыпали землей до плеч, сверху набросали хворосту и сожгли. Место казни после сожжения привалили большим камнем.

НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ЭПИЛОГ

На учёте нашем каждый житель,
Ни о ком нам нельзя забыть,
Пока есть брат наш, инквизитор,
Колдунам придётся быть.
© «Инквизитор» Филигон

Собственно тему можно было бы и продолжить. Можно было бы вспомнит гонения на ученых, специализированные монастырьские тьюрьмы, уничтожение инакомыслящих итд. Вплоть до 20го века. Можно было бы вспомнить свод законов Российской империи:

СТАТЬЯ 181, Т. XV: от 1837 года
«Кто в печатных, или хотя бы и письменных, но каким-либо образом распространяемых им сочинениях позволит себе богохуление, поношение святых господних, или порицания христианской веры, или церкви православной, или ругательства над священным писанием, тот подвергнется лишению всех прав состояния и ссылке на поселение. Сим же наказаниям подвергаются и те, которые будут заведомо продавать или иным способом распространять такие сочинения».

СТАТЬЯ 178 закона 1902 г.:
«Кто в публичном месте при собрании более или менее многолюдном, дерзнет с умыслом орицать христианскую веру, или православную церковь, или ругаться над священным писанием, или святыми таинствами, тот подвергается лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу на время от шести до восьми лет. Когда сие преступление учинено не в публичном месте (собрании), но однако ж, при свидетелях и с намерением поколебать их веру или произвести соблазн, то виновный приговаривается клишению всех прав состояния и к ссылке на поселение«.

Но это собственно ни к чему. Тему я эту поднял в виду возникшей недавно дискуссии о «внезапной атаке марсиан      сил зла на РПЦ» Однако как видим, подобные дискуссии отнюдь не новы. они сопровождают РПЦ на прототяжении всего ее существования. Раньше несогласных с политикой церкви просто давили, нынче же возможности куда как по скромнее и приходится действовать мягче, осмотрительнее. Кто-то скажет: «зачем вытащили на свет эту мерзость, тщательно похороненую в глубине архивов? Только для того, что бы показать какой плохой была православная церковь?»

Нет, не для того. В истории РПЦ было много людей замечательных, выдающихся, перед деяниями которых даже я, закоренелый атеист и антиклерикал, с уважением склоняю голову. Но проблема в том, что современная РПЦ не идет по стопам этих людей. Все ярче в ней проступают былое стяжательство и мечты об инквизиторских методах. Такие явления можно и должно критиковать.

ЛИТЕРАТУРА.
1. Е.Ф. Грекулов «Православная инквизиция», Академия наук СССР. Научно-популярная серия.Изд.«Наука». М.: 1964г.
2. Н. И. Барсов. Существовала ли в России инквизиция? СПб., 1892, стр. 5-6.
3. С. К. Викторовский. История смертной казни в России. М., 1912, стр. 17.
4.О. Ф. Миллер. Инквизиторские вожделения ученого. — «Заря», кн. X, 1870, стр. 298
5. Н. Б. Голикова. Политические процессы при Петре. М., 1957, стр. 23.
6. М. М. Персиц. Разговор двух приятелей о пользе наук и училищ В. Н. Татищева. — «Вопросы истории религии и атеизма» (ВИРА), т. 3, стр. 283.

You must be logged in to post a comment Login