«Индостанизация» РФ – реальный тренд на ближайшую четверть века,если не произойдет Русской Революции.

Многонациональность, многоязычие, социальное расслоение, кланы, анклавы и белая русскоговорящая элита, безразличная к народным страданиям

элизиум-2

элизиум

Мой приятель – удачливый бизнесмен, объездивший многие страны, — решил как-то (для полноты впечатлений) посетить Индию – «страну чудес». После приезда оттуда он вынес свое шокирующее заключение: «Индия – это великая жопа мира!». Собственно, изумили его не толпы нищих попрошаек на тротуарах, не горы мусора, не антисанитария, не отсутствие коммунальных служб, не коровы и обезьяны на улицах. Нет, его изумило отношение ко всему этому со стороны индийской интеллигенции. Отношение философское, совершенно спокойное и без надрывов. Не в силах понять местную специфику, мой приятель задал простой вопрос одной молодой образованной индианке: «А почему у вас мусор не вывозят?». Дама спокойно ответила: «Мы, индийцы, выше этого». В общем, там у них оказались свои «духовные скрепы».

Девушка, конечно, лукавила. Сама она (как и положено образованному жителю этой страны) проживала вдалеке от вони и грязи. В Индии есть свои островки благополучия, обустроенные вполне по-европейски. И эта дама, конечно же, имела весь набор чисто европейских запросов, и никакая особая индийская духовность не вынуждала ее отказаться от благ современной западной цивилизации. А что касается ее нищих собратьев-попрошаек… Они, конечно, «выше» уборки мусора. Однако европейских туристов заранее предупреждают: не устраивать раздачу милостыни, иначе эта «духовность» найдет очень опасное материальное выражение. Один такой сердобольный турист дал нищему подростку десять рупий… Дальше началось невообразимое: с окрестных улочек стали стекаться толпы голодранцев с протянутыми руками. Милосердного европейца чуть не разорвали на куски, выпрашивая у него денег.

Кстати, в отношении священных индийских обезьян действует то же правило: не кормите! В противном случае вы окажетесь в окружении стаи голодных хвостатых бандерлогов. Совпадение поведенческих реакций у «высокодуховных» людей и животных в данном случае наталкивают на кое-какие размышления. Однако речь сейчас не об этом.

Как я уже сказал, моего приятеля больше всего поразило то, как индийская интеллигенция воспринимает ситуацию с повальной нищетой в их собственной стране. Она ее как бы совершенно не волнует и не побуждает к горестным стенаниям по поводу своей «многострадальной» родины, где миллионы людей вынуждены де прозябать под открытым небом. Индийской интеллигенции эта повальная нищета как бы пофигу. Вы только представьте, как бы вопил наш интеллигент, видя у себя такое убожество: «Вот она, немытая Россия! Эх, до чего довели людей! Да когда же будем жить по-человечески?!». Эту песню мы слышим постоянно. Индийский же интеллигент невозмутим. Ему пофигу и сама нищета, и то, что по этому поводу думают иностранцы. Он не ищет ответа на «проклятые вопросы». У него их просто нет. Ему и так все понятно. Кастовая система сделала свое дело: коль ты родится в семье грязных нищебродов, стало быть, заслужил сие.

Я вспомнил Индию как раз в связи с тем, что в последнее время наша страна начала приобретать некоторые черты этакого «Северного Индостана». Многие из нас, по инерции, еще ждут социальных потрясений, революций, радикальных реформ за улучшение народной жизни. Одни надеются на торжество европейского пути, другие ждут возрождения СССР. Но реальность может обмануть и тех, и других. Передовая Европа и самая дремучая Азия будут у нас существовать бок о бок, при этом никак не пересекаясь и не проникая друг в друга.

Мы уже видим, как социальная среда потихонечку распадается на обособленные анклавы, живущие по своим собственным культурным стандартам. Границы их пока еще не стабилизированы, но это, вполне возможно, — лишь дело времени. Решающую роль будет играть изменение нравственно-психологического климата. Это когда (в первую очередь) российская интеллигенция перестанет вопить об ужасной жизни сирых и убогих (видя в том проявление вопиющей социальной несправедливости), сосредоточившись на обустройстве собственного жизненного пространства. Сирые и убогие, со своей стороны, перестанут утешать себя надеждами на неизбежные перемены, и подобно той же интеллигенции, станут обустраивать свою жизнь – в соответствии (конечно же) со своими собственными представлениями о благе. Короче говоря, вместо единой нации, исповедующей общие принципы и ценности, мы получим конгломерат отдельных социо-культурных образований, формально (но не культурно) скрепленных единой государственной властью.

Казалось бы, нечто подобное уже было. В каком-то смысле да, было. В дореволюционной России, которую некоторые поэты даже объявляли «Белой Индией». Весьма точное сравнение. Дворянство, духовенство, интеллигенция, крестьянство жили в своих собственных мирах, и только единый для всех Царь-Самодержец, благословляемый Церковью, скреплял эту рыхлую сословную конструкцию. При большевиках началась жесткая унификация и разрушение иерархии. Сегодня мы становимся свидетелями обратного скачка. Однако точного возвращения в монархическое дореволюционное прошлое, естественно не получится. Не будет, скорее всего, таких важных компонентов, как отеческая длань Царя-Самодержца. Не будет единой «матери-церкви», которая бы определяла для подавляющего большинства населения хоть какую-то национальную идентичность.

Что мы получим? Мы получим некое подобие все той же президентской или парламентской республики, многопартийность и прочие атрибуты демократии. Единой авторитетной религиозной инстанции опять же не будет. Вместо нее за души и умы людей будут практически на равных условиях бороться разные конфессии, секты, толки и согласия. Место сирых и убогих займут необразованные потомки мигрантов из Азии, а также уцелевшие потомки российских лузеров и вырожденцев. А роль привилегированного сословия будут играть потомки продвинутых русскоговорящих россиян и потомки удачливых «обрусевших» иностранцев.

гастеры-3
Так будет выглядеть простой народ нашего «Северного Индостана». Привыкайте…

Принципиально важным моментом станет то, что новая элита не будет проявлять ни малейшего беспокойства по поводу образования и просвещения этой основной массы, а равно о сколь-нибудь серьезной социальной защите всех этих сирых и убогих. Причем, образованный слой, интегрированный в элиту, надолго утратит интерес к этим проблемам. Иными словами, представителям успешной интеллигенции (как и их индийским коллегам) будет глубоко пофигу то, что потомки таджикских гастарбайтеров, получившие российское гражданство, не читают Пушкина и Достоевского, не знают основ тригонометрии, владеют русским языком только на уровне заполнения необходимых квитанций, не имеют полноценного медицинского обслуживания, ютятся большими семьями в тесных квартирках, следуют в быту нелепым предписаниям и за гроши работают по 12 часов на ушлого частного делягу.

Мы уже сейчас наблюдаем явственные признаки девальвации «гуманизма» среди российской интеллигенции. Да, апеллировать к высоким принципам пока еще модно. Однако сами принципы признаются лишь в теории. Практика наших интеллигентов в этом плане уже мало к чему обязывает. Левизна выветривается стремительно. Она становится прибежищем лузеров и апатичных мечтателей, становящихся в глазах окружающих скорее посмешищем, нежели авторитетами, способными кого-то увлечь своими призывами. Увлекать людей гуманистической риторикой скоро станет просто некому.

Приближается тот день, когда в глазах успешных «креаклов» сирые и убогие станут одной сплошной массой дегенеративной «ваты» и варварского «чурбанья». Нет, это не станет причиной их антагонизма, ибо антагонизм – состояние, наведенное леваками-сумасбродами. Крах левой идеологии, вырождение разномастных социалистов до уровня городских сумасшедших и кухонных зануд создаст абсолютно иную атмосферу, где сирые и убогие просто не будут осознавать, насколько же они убоги и несчастны. Они будут просто не в состоянии адекватно оценить свое положение и сделать какие-либо социально значимые выводы. Их мозги будут забиты ахинеей от всяких домашних гуру, на них будут наживаться культурно (и этнически) близкие им беспринципные деляги и всякое мелкое жулье в лице малообразованных барыг. А элита – элита будет в стороне от гневного взора простонародья, ибо просто некому будет открыть ему, простонародью, глаза на истоки благополучия этой самой элиты. Это будут разные миры, практически не пересекающиеся. И дальновидные «креаклы», толковые образованные профессионалы, вместо воплощения в жизнь глупых социальных утопий, будут заняты исключительно обустройством собственных уютных мирков, своих Элизиумов.

Соб и Нав
Эпоха кающихся дворян канула в лету. Больше не дождетесь…

Изменение морального сознания в рядах образованной части общества происходит стремительно. Быть революционером и утопистом – дело неблагодарное. Уже скоро этому никто рукоплескать не будет. Жизненный успех, социальная и экономическая востребованность начинают цениться больше, чем героическая смерть на баррикадах и мучения в застенках. Радикально поменялись сами жизненные стратегии. Вместо того чтобы бороться за изменение действительности для всех, нынешний россиянин склонен бороться за изменение жизни для себя и своей семьи. И если он вменяем, то у него нет ни малейшего желания оказаться в шкуре таджикского гастарбайтера или китайского землекопа.

Сегодняшний россиянин не готов вкалывать как проклятый с утра до вечера и жить при этом в скотских условиях. Если он выбирает скотские условия, то только в обмен на полную беззаботность. А ежели он выбирает работу с утра до вечера, то только ради благополучия на европейском уровне. Пройдет не так много времени, когда до значительной части адекватных россиян дойдет простая мысль: бессмысленно надеяться на большие перемены. Необходимо выбираться в собственный Элизиум. Его можно обрести либо за границей, либо в своей стране. Те, которые выберут свою страну, как раз и будут обустраивать свои островки благополучия в окружении себе подобных, войдя в состав элиты или хотя бы приблизившись к элитному уровню.

Остальным россиянам, не сумевшим или не захотевшим найти свой райский островок, ничего другого не останется, как обречь себя на неприятное соседство. Рано или поздно их жизненное пространство будет заполнено неотесанными «понаехавшими», криминалом, жульем и прочим асоциальным отребьем и разноликим быдлом. Возможно, эти перемены далеко не всеми будут восприняты так уж драматично, ведь кто-то из них будет уже к этому морально и психологически готов. Будучи не в силах поменять реальность, они станут менять свое отношение к ней. Если тебя окружают алкаши и гуляки – начни бухать так же, как и они. Если живешь среди бездельников и ворья, принимай их философию. Так ты гораздо быстрее обретешь свое быдляцкое счастье, нежели получишь удовлетворение в тщетных попытках изменить окружающих. В общем, пьяницы, наркоманы, бездельники, мелкие урки и сумасшедшие без лишнего шума растворятся в толпе «понаехавших». Многочисленная инертная «вата» органично сольется с еще более многочисленным «чурбаньем». Через поколение мы уже не будем интересоваться этническим составом сирых и убогих. Они во многом будут очень похожи. Даже по языку и манерам.

поселок

хрущеба
Этот контраст — уже реальность наших дней!

В складывающихся условиях нормальный россиянин всеми силами постарается вырваться из этого ада или как-то от него отгородиться. В помощь ему – ум, сопряженный с талантом, либо ум, сопряженный с хитростью (тут уж кто чем богат). Это будет наиболее вменяемая и активная часть общества, которая разовьет солидарность исключительно по культурному и профессиональному признаку. Не стоит и сомневаться, что говорить они будут на русском языке – классическом, «правильном» русском языке. И этот «правильный» русский язык станет для них основным маркером принадлежности к элитному кругу. Язык определит в конечном итоге локализацию российского «русского мира». И эта локализация будет носить не этнический и даже не религиозный, а исключительно социокультурный и профессиональный характер.

Нет, это не будет сообщество ангелов. Здесь будут встречаться разные типажи — и подлинные таланты, и беспринципные карьеристы. Различия выявятся как в нравственном плане, так и в плане материального благополучия. В одном месте будет кричащая до неприличия роскошь, демонстрация достатка и иные проявления тупого тщеславия новых «хозяев жизни». А где-то появятся поселения вполне себе достойных и умеренных в потребностях и скромных в достатке людей – без всякой роскоши, но зато по-европейски аккуратных и ухоженных.

А что же простонародье? Здесь также мы не увидим одной сплошной однородной массы. Где-то будет более-менее сносно, где-то – не очень, а где-то – сплошной мрак. Территориально эта среда уже складывается на пространствах депрессивных спальных районов, в новых многоэтажных новостройках «экономического» класса, в полуопустевших деревнях. Скоро старые советские «хрущебы» начнут приходить в негодность. Кто в них останется? Тот, кто не побеспокоился о лучшей доле. Кто в них заново поселится? Тот, кому не светит ничего хорошего. Государство, сдается мне, не планирует никаких реноваций. Поэтому мы будем наблюдать медленное угасание и разложения остатков советской жилой среды.

Следом, на очереди – многоэтажные новоделы нынешних паскудных «девелоперов», предложивших нам тот же архитектурный совок, только в 17 – 20 этажей, с убогими «квартирами-студиями» и с отвратительным качеством строительно-монтажных работ. Вот вам – будущее гетто. Полноценно управлять этим фондом в условиях развала системы городского ЖКХ просто невозможно. Лопнувшие трубы, облезлые фасады станут неотъемлемым признаком этой среды. А равно – пьянь и гульба возле подъездов в вечернее время, горы мусора, пустые бутылки, воровство и грабежи. Вдобавок – отсутствие поблизости нормальных школ и больниц, а также отсутствие нормальной работы коммунальных служб. Вот вам и трущобы Мумбаи! Главное, наша успешная «креативная» интеллигенция будет выше решения этих проблем. Она просто будет от них далека.

Наконец, полуопустевшие деревни. Там уже сейчас, как говорится, и конь не валялся. А дальше какой-нибудь новоявленный латифундист, прибрав к рукам все окрестные земли, передаст их в аренду каким-нибудь китайским иммигрантам. Естественно, социальный пакет им предложен не будет. Не до них (да и хрен с ними – кому нужны их проблемы!). Вот вам еще один источник пополнения армии сирых и убогих, живущих в своем мирке – без водопровода, канализации и медицинского обслуживания (а может – еще и без электричества). А где-нибудь неподалеку будет отстраиваться уютный благоустроенный поселок для тех, кто побеспокоился о своем достойном будущем. Но нищебродам вход туда, конечно же, будет закрыт.

Как вы заметили, «Северный Индостан» мало похож на вожделенное национальное государство. Мы, естественно, мечтаем о чем-то, похожем на Швейцарию. Вопрос: каков шанс на создание такого государства, где обустроенный «русский мир» не будет соседствовать с повальной нищетой? Шанс есть, но не для всей территории РФ. Возможно, миллионов для десяти-пятнадцати. Максимум – для двадцати. Но это уже другая тема.

Автор: Олег Носков

You must be logged in to post a comment Login