ПЕРИОД ПОЛУРАСПАДА: КОЕ — ЧТО О ПРИВИЛЕГИЯХ

«Синие конверты» и другие способы подкупа советских государственных и партийных чиновников руководством страны.

Еще во времена правления Ленина, Свердлова и Троцкого сложилась система, позволявшая советским вождям подкупать своих партийных холопов. Подкуп осуществлялся по многим линиям.

Вожди высшего ранга, кроме дач и роскошных апартаментов, имели квартиры в Кремле (это считалось признаком самого высокого положения). Вождям меньшего ранга разрешалось обитать в квартирах царских министров и генералов. В республиканских и губернских центрах жилищный вопрос разрешался по тому же принципу — каждый сверчок знай свой шесток: одному — дворец губернатора, другому — купеческий особняк, третьему — помещичью усадьбу.

Партийным лидерам была гарантирована самая квалифицированная медицинская помощь, в том числе и за границей. Для партийных вождей были открыты спецсанатории, спецполиклиники, спецраспределители, спецрестораны. Вожди умели веселиться. Будущий разоблачитель Сталина Фёдор Раскольников, будучи командующим Балтийским флотом, закатывал пиры на борту царской яхты «Штандарт» с соответствующим такому месту размахом.

Среди множества способов подкупа был и совсем уж вульгарный. Назывался он синим конвертом. Для вождей всех рангов был установлен так называемый партмаксимум — уровень денежных доходов, который нельзя было перескочить. Получил больше партийного максимума — отдай излишек в партийный общак! Пусть население знает, что во главе страны стоят бессребреники! Народ и партия едины!

Но как же пролетарскому вождю прожить на оставшиеся жалкие гроши? Партия нашла ответ и на этот вопрос. Раз в месяц каждый вождь получал синий конверт. Почему именно синий? Потому что однажды так было установлено. Конверты впоследствии стали белыми, серыми и коричневыми, но все так же звались синими.

В конвертах были денежки. В соответствии с рангом. На эти денежки партмаксимум не распространялся. Ни в каких декларациях, ни в каких ведомостях эти деньги не учитывались. Это была самая настоящая взятка — только не нижестоящий давал взятку вышестоящему, а наоборот. Этим достигалось монолитное единство партийных рядов.

После смерти Сталина Берия и Маленков приняли решение об отмене системы синих конвертов. Уже одним этим решением Берия восстановил против себя большинство партийных функционеров и подписал себе смертный приговор — товарищи по партии вдруг обнаружили, что Берия был негодяем, садистом и развратником. Одним этим решением Маленков навлек на себя гнев всего советского чиновничества. Тем самым Берия и Маленков дали Хрущёву возможность сыграть на самых сокровенных струнах чиновничьих душ и укрепить свои позиции.

https://profilib.com/chtenie/111131/viktor-suvorov-pr..

— Теперь о твоем материальном обеспечении… — снова улыбнулся он, вспомнив, видимо, мой первый ответ. — Очень не обижу… Твоя должность числится в высшей номенклатуре — политбюро, — и рабочая неделя не нормирована. То есть если надо работать, то и в субботу, и в воскресенье изволь оставаться на рабочем месте. За это тебе полагается следующее: оклад 450 рублей в месяц плюс тринадцатая зарплата к отпуску, кремлевская столовая, она же так называемая «авоська», Первая поликлиника и Центральная клиническая больница 4-го Главного управления при Минздраве, автомашина, дача в одном из дачных поселков ЦК или КГБ, путевки в санатории 4-го Главного управления при Минздраве со скидкой 80 процентов тебе и 50 процентов — твоей жене… В детском саде, как я знаю, ты не нуждаешься… Ну, там еще разные мелочи — это тебе хозяйственники объяснят…

Для меня это показалось неожиданно высокой планкой материального обеспечения, которая никогда раньше и не снилась, хотя я получал, как журналист, довольно высокую по советским временам зарплату — 300–350 рублей, вместе с гонорарами, в месяц. Но слышал, конечно, и про «авоську», и про кремлевскую поликлинику, хотя и не представлял себе, как и все советские граждане, что это такое — привилегии номенклатуры в реальности.

Теперь, вспоминая это, я нарочно для читателей, слышавших что-то об этих привилегиях, но незнакомых с подлинными фактами, которые тщательно скрывают высокопоставленные советские мемуаристы, бывшие номенклатурщики, подробно расскажу о материальном обеспечении тогдашнего высокого начальства. И старое, и молодое поколение наглядно могут их представить себе и сравнить с полунищей жизнью народа. Но те привилегии не идут ни в какое сравнение с новыми, во много раз расширенными, какие создала себе современная правящая верхушка, которая присвоила их, в том числе и с помощью грандиозного казнокрадства.

Вначале все эти материальные детали, высказанные Юрием Владимировичем, про которого я знал, что он лично — почти аскет и бессребреник, в его устах мне показались странными. Тем более что однажды он во время наших бесед высказывался о том, что подобные материальные привилегии следовало бы отменить. Но позже, в конце 70-х годов, когда я напомнил ему эту его старую идею, он не стал возвращаться к ней. Видимо, назревала острая борьба за власть в Кремле, и даже простое озвучивание отдаленных планов такого рода могло лишить Юрия Владимировича поддержки той части номенклатурной верхушки, которая ему симпатизировала. Именно для укрепления опоры на высших партийных бюрократов, государственных чиновников, хозяйственных руководителей и военных верхов кормушка и прочие эксклюзивные блага были придуманы Лениным и Сталиным. Особенно Ленин стыдливо прикрывал в голодные годы после Октябрьского переворота негативный смысл слова «кормушка» благотворительным наименованием «столовая лечебного питания». Именно «вождь мирового пролетариата» ввел своим секретным распоряжением в голодном 1920 году совнаркомовские пайки. Сталин продолжил его заботу о номенклатуре расширением контингента тех, кто пользовался спецпайками и другими благами. Со своей стороны он ввел так называемые синие конверты для номенклатурных работников. Ежемесячно, в дополнение к должностному окладу, из которого вычитался подоходный налог и платились партийные взносы, партийные, военные, дипломатические и другие высшие чиновники, а также директора крупнейших предприятий получали в синем конверте вторую, точно такую же общую сумму, но из нее не вычитался налог и не требовалось платить партийные взносы. Хрущев, незадолго до своего смещения, отменил денежные сталинские синие конверты, но расширил другие привилегии номенклатуры.

https://profilib.com/chtenie/85671/igor-sinitsin-andr..

Система материального стимулирования никогда не исходила в нашей стране из принципов упрощённого равенства. Известно, что уже в первые годы революции для части государственных работников были открыты столовые, имевшие более разнообразный набор продуктов, повышенную калорийность питания. Создание их объяснялось ненормированным рабочим днём служащих аппарата управления, привлечением на службу высококвалифицированных специалистов. Столовая лечебного питания на улице Грановского была, например, открыта по инициативе В. И. Ленина. Сюда прикреплялись больные и ослабленные работники. Постепенно такая система была распространена и на партработников. И хотя в уровне заработной платы рабочий и служащий управления практически не имели различия, тем не менее в аппарате управления имелись некоторые привилегии, которые заставляли управленцев дорожить работой, пренебрегать её ненормированными условиями, оберегать государственные тайны, не втягиваться в незаконные операции.

Определённая часть так называемой номенклатуры имела преимущества в лечении, обеспечении жильём, дачами, транспортными средствами, а с уходом на пенсию — персональное повышенное денежное содержание. Но это было позже. В период сталинского правления сама работа в центральных органах являлась привилегией, а блага имели такие размеры, которые не позволяли даже работникам центрального аппарата иметь что-то лишнее. Я застал время, когда семья инструктора ЦК из четырёх-пяти человек жила в одной комнате коммунальной квартиры. В возведённых высотных зданиях жильё получали либо министры, либо крупные учёные, писатели, артисты. И так было практически до середины 60-х годов. И только широкое строительство жилья при Хрущёве и Брежневе изменило положение дел.

Укрепление административно-командной системы повело не только к увеличению числа служащих, но и к расширению привилегий. Появилась иерархия разнообразных благ, которые были положены тем или иным работникам госпартаппарата. В зависимости от занимаемой должности работников прикрепляли к разным поликлиникам, при Брежневе обеспечивали дачами различной комфортабельности и т. п. Сформировалась и иерархическая лестница продовольственного обеспечения. Одни работники получали (разумеется, за деньги) заказ в гастрономе раз в неделю, другие могли это делать ежедневно. Определённая категория управленцев пользовалась ежегодными путёвками в санатории и дома отдыха со значительными скидками и оплатой дороги, у других была возможность отдохнуть в санатории не каждый год, не в лучшее время и за большую стоимость.

С приходом к руководству партией (а позже и правительства) Хрущёва в системе привилегий произошли довольно заметные перемены, правда не коснувшиеся верхнего эшелона управления. Значительно сократилось число тех, кому в прошлом были положены дополнительные «блага». Это было связано ещё и с тем, что сократилось число министерств, образовались совнархозы и часть работников переехала на периферию. При Хрущёве сократился контингент обслуживаемых Кремлёвской больницей и поликлиникой, уменьшилось число прикреплённых к столовой лечебного питания на улице Грановского, сокращён автопарк ЦК КПСС и Совета Министров, переданы в ведение профсоюзов многие санатории, устранены другие излишества. Однако и тогда оставался порядок, по которому так называемые ответственные работники обеспечивались продовольственными заказами, хотя в то время снабжение в магазинах было достаточно хорошее.

Разумеется, борьба Н. С. Хрущева с привилегиями не коснулась части пользователей и, уж конечно, не затронула, как я сказал, высшего руководства страны. Однако даже это малое ущемление в привилегиях аппарата стоил о Хрущеву очень дорого. Однажды дарованные привилегии отбирать трудно, а самое главное, опасно.

http://www.rulit.me/books/krushenie-pedestala-shtrihi..

Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. Зарплата и пенсия

– Вам оклад платили или вы были на государственном обеспечении?

– Оклад.

– А сколько?

– Не знаю. Никогда не интересовался. Практически неограниченно. По потребности. На жизнь имеешь, вот и все. В этих пределах.

– Все-таки, наверное, Сталин здесь переборщил.

– Безусловно. И не только Сталин, все мы тут… Я много думал над этим, между прочим. Никому нельзя. Никому нельзя, – повторяет Молотов.

18.12.1972

– Зарплата у нас была, конечно. Видите, в отношении нас это нарушалось, потому что зарплата, а кроме того, все обеспечено. Фактически на государственном обеспечении. Я сейчас точно не могу сказать, сколько мне платили – менялось это несколько раз. После войны, кроме того, это уже инициатива Сталина, ввели так называемые пакеты. В закрытом пакете присылали деньги, очень большие деньги – военным и партийным руководителям. Нет, это было, конечно, не совсем правильно. Размеры были не только чрезмерны, а неправильны. Это я не только не отрицаю – не имею права и ничего возразить.

Сколько Сталин получал, никто не может сказать. Имел несколько дач… Ну как можно, сколько получал?

А личного почти ничего не было. Заштопанный китель генералиссимуса.

Парторганизация у нас была, взносы платили. Я в последнее время состоял на учете в Министерстве иностранных дел. А когда исключать меня надо было, меня зачислили в ячейку Управления делами Совета Министров.

Сталин где состоял, не знаю. На собрания мы, конечно, не ходили. Должны были где-то числиться, взносы платили, и все.

18.08.1976

– Получали гонорары за статьи, за речи… За официальные выступления не получали, а если статьи какие-нибудь…

Но не брали.

05.02.1982

…Молотов жил сначала в кремлевской квартире, потом, при Хрущеве, на Ленинских горах, а дача была в Усово, так называемая Первая. На улице Грановского он стал жить уже после снятия. Он почти ничего не взял с собой из квартиры на Ленинских горах, а из дачи вообще ничего не вывез, все оставил, в том числе огромную библиотеку, которую сложили в 57 больших ящиков и сгрузили в мидовский подвал, потом залитый водой. Книги погибли.

09.05.1985

– Я получал сто двадцать рублей пенсии. К 50-летию Советской власти мне повысили до двухсот пятидесяти.

(Полина Семеновна, жена Молотова, обратилась к руководству с просьбой о предоставлении дачи: «Если вы его не уважаете, то я все-таки была наркомом и членом ЦК». Предоставили совминовскую дачу в Жуковке. А в 1967 году повысили пенсию до 250 рублей. Об этом мне рассказал Кирилл Трофимович Мазуров: «Когда я узнал, что Молотов получает 120 рублей, поговорил с Косыгиным, и мы решили ему повысить.

– Только этому не будем говорить, – сказал Алексей Николаевич и провел пальцем по бровям. Молотов есть Молотов». – Ф.Ч.)

У меня есть карточка на покупку продуктов, это значит – обед, ужин в кремлевской столовой. Шестьдесят я плачу в месяц. Таня ходит каждую неделю и берет там продукты в счет обеда и ужина – сухим пайком. Конечно, он стоит гораздо больше, чем шестьдесят рублей, по крайней мере, раза в два стоит больше. Вот мы сегодня угощали за счет пайка.

Меня устраивают на 26 дней в санаторий. Я имею возможность попасть в больницу, в Подмосковье, в загородную такую больницу. Я был в этом году, в прошлом году там был. Был в санатории, а потом там у меня дела ухудшились, я в больницу переехал. Езжу ежегодно в профилактическом порядке или в больницу, или в санаторий, – рассказывает Молотов.

– Я громко говорю, почему такой человек получал сто двадцать рублей, или сейчас двести пятьдесят? – возмущается Евгений Джугашвили.

– При социализме не должно быть денег вообще, так что… – улыбается Молотов.

08.03.1974

– Могу вам сказать… Мне прибавили пенсию. Я не просил об этом. Значит, была двести пятьдесят, подняли до трехсот. Позвонил управделами Совета Министров Смиртюков: вам повышают пенсию, во-вторых, дачу ставят на государственное обеспечение. Таню перевели на государственную оплату. Она теперь получает, наверное, больше, чем я. И я ей плачу, как и платил. Дачу освободили от оплаты. Это рублей сто двадцать, по крайней мере, ежемесячно. Все сняли. Я спросил, с чем это связано. Мы друг друга знаем хорошо. Я вижу, что ему неловко. Я ему второй вопрос: «А кого это касается?» Он: Кагановичу тоже повышают. Пенсию повысили. А он, бедный, в даче нуждается, он одинокий, больной. «На него это не распространяется». А еще, мол, кого? «Маленкову мы не повысили». – «А почему?» – «Он моложе вас. Он позже ушел на пенсию».

Посуду мне дали на дачу. Таня считается поварихой. Она меня тоже поставила в оборот: «Я ведь за ваш счет питаюсь». А я: «Все остается по-прежнему».

Она хорошая. Случайно попала к нам. У других работала. Только в двух местах, в одном шесть, в другом восемь лет. Ее освободили там, бывший хозяин перешел на пенсию, а пенсии не хватает…

17.07.1975

Молотов возмущался, что у него на даче заменяют безвозмездно всю побитую посуду, только нужно черепки представить:

– Как же так? Мало того, что ее предоставляют в бесплатное пользование, всю битую меняют! Говорят: «Вам не нравится посуда? Давайте заменим!»

16.07.1978

https://profilib.com/chtenie/46376/feliks-chuev-sto-s..

● http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/alman.. Документ № 10 Справка о заработной плате работников редакции журнала «Коммунист»

iqDJ0wZmg88





 

You must be logged in to post a comment Login