Особенности революционной ситуации, сложившейся в России

Прежде всего, нам нужно убедиться, что революционная ситуация в России действительно возникла и существует, и только потом анализировать её особенности. В том, что в Росфедерации возникли и действуют объективные факторы и причины, вызывающие революционную ситуацию, мы удостоверились ранее.

Это — исчерпание возможностей эволюционного развития существующей политической системы; несоответствие темпов политических изменений процессам, объективно происходящим в обществе и государстве; неизбежность национальной катастрофы при сохранении оккупационного типа внешнего иностранного воздействия и внутренней чужеземной зависимости.

Теперь пришло время исследовать, к какой конкретной внутриполитической обстановке привело действие этих факторов, дозрела ли сложившаяся ситуация до возможности революционного перехода в иное качество, каковы субъективные движущиеся силы проходящего общественно-политического процесса, его возможный ход и исход.

Главное и решающее противоречие в России структурно вышло из рамок исторически-традиционного внутригосударственного и внутринационального социально-экономического противоречия «верхов» и «низов» и перешло в область национально-освободительной борьбы

При ответе на вопрос о степени революционности политической обстановки в стране старшее поколение обычно исходит из запомнившейся ленинской формулировки революционной ситуации, суть которой звучит так: «Верхи не могут управлять, а низы не хотят жить по-старому». При логическом наложении этой схемы на нынешнюю обстановку именно такой революционной ситуации в Российской Федерации нет. Верхи не только могут, а ещё как могут и дальше вытворять то, чем они занимаются до сих пор, называя своё непотребное действо государственным управлением.

А низы…, а впрочем, какое дело нынешним верхам до низов: «Пусть копаются где-то там, в грязи, где им и место, лузерам, бездельникам и т.д. и. т.п. Не хотят так жить? — Ну, и пусть не хотят. В Russia внизу всё под контролем (на фига мы иначе Путина главарём держим). Быдляк пусть смотрит наш телевизор, а шибко умных и (или) неуправляемых — отправим за решётку. Свыше 3-х тысяч русских националистов уже сидит, посадим ещё столько, сколько надо…» . И в целом столь отрадная, с точки зрения власти, картина «Верхи и низы России», написанная еврейским маслом хоть и не полностью, но достаточно верна.

Подобострастно глядя на это кремлёвское панно-диптих в богато украшенной рамке и выполняющее функцию главной политической декорации, системно-ортодоксальная оппозиция испуганно подтверждает отсутствие реальной революционной ситуации в России, совершая при этом сразу три принципиальных ошибки.

Первая. Будучи раздавленной морально в октябре 93-го, она с внутренним облегчением принимает, пусть и огромную, но сфабрикованную информационную миф-картину непобедимости власти за реальное соотношение общественно-политических сил и средств, находя в дезинформационной декоративной фальшивке основания для своей нерешительности и подчинения оккупационной администрации.

Вторая. Степень готовности народа к революции оценивается по тем же показателям, что и в начале прошлого века: числом рабочих забастовок (увы, почти не видно и не слышно); количеством участников митингов и демонстраций (лучше и не видеть); ролью и значением голосов оппозиции в Госдуме и других выборных органах (лучше и не слышать). Не чувствуя в себе ни духовной силы, ни политической воли для взятия власти насильственным, в том числе вооружённым путём, около-КПРФ-ная и иная системная оппозиция переносит собственную «нереволюционность» на все другие силы национального сопротивления, не желая совмещать удобства и преимущества легальной деятельности с угрозами и опасностями нелегальной.

Третья ошибка, она же главная — «верхи и низы», государственная власть и народ государства до сих пор по привычке воспринимаются значительной частью населения и оппозицией, как нечто неразрывное государственное целое, являющееся внутри себя диалектическим единством и борьбой противоположностей в одном и том же субъекте. Так действительно было в течение последних столетий в национальных государствах.

Принципиально, так было даже в течение всей человеческой истории во всех формах и видах государственной власти, включая империи. Империя, как «вещь для других» была сложносоставным субъектом-участником международной, межгосударственной борьбы, однако, как «вещь в себе», как субъект внутри себя представляла указанное выше двойственное, но неразрывное государственно-сущностное единство.

Однонациональное государство или имперское государство во внутриполитическом плане были замкнутыми и самодостаточными системами, состоящими из управляющих и управляемых, ведущих и ведомых. Они имели в себе всё необходимое друг для друга и являлись носителями всех функций обеспечения единой жизнедеятельности, в том числе государственного управления.

В итоге, судьба народа того или иного государства ранее определялась главным образом судьбой его государственной власти, в том числе имперской власти. И наоборот: сила и мощь государства, а с ним и судьба государственной власти определялось силой и мощью народа, которым она управляла.

Однако, после, пусть и предательской, но связанной с государственной судьбой СССР, замены партийно-советской верхушки во главе с Горбачёвым кликой Ельцына, сплошь состоящей из евреев, прежняя сущностная связь государственной власти в России и государственных народов России была разорвана. Судьба Горбачёва ещё зависела от судьбы Советского Союза: не стало СССР — не стало и Горбачёва («пицца Горби» — не в счёт). Судьбы ельцыных, путиных, медведевых и всей этой жидо-либеральной управляющей своры не связаны с судьбой исторического тысячелетнего Российского Государства, не связаны они и судьбами русского и других коренных народов России.

А поскольку судьба верхов больше не связана с судьбой низов, то упадок сил и деградация жизни русского народа, его вымирание и общее внутреннее напряжение в низу и в середине российского общества уже не передаётся и не переходит наверх, не сообщается и не перетекает по прежним взаимосвязанным двусторонним сосудам. Этой соподчинённой связи больше нет, и всё неустройство государственной жизни России остаётся внизу. Судьба же самих верхов стала решающим образом зависеть от степени их лояльности и беспрекословности подчинения мировой жидо-масонской закулисе, финансовому интернационалу Сатаны.

Эти изменения в структуре внутриполитических отношений коснулись не только постсоветской России. Они уже ясно прослеживаются в других странах. Уничтожение СССР, олицетворявшего со всеми плюсами и минусами бывшей политической системы неразрывность единой судьбы власти и народа, послужило толчком к обвальному разрушению вначале национальных государств организации Варшавского договора и стран советской Прибалтики, а потом Югославии. Затем слом единых внутриполитических систем национальных государств продолжился в Ираке, Афганистане, Ливии и сейчас полным ходом идёт в Сирии и готовится в других странах. Государственная власть перестала быть нерасчленимой, целостной частью государства, которой она управляет, а её верхушка — слитной и единой с народом и обществом национального государства.

Из этого теперь уже многим очевидного факта следует два логически последовательных вывода:

Первый: Внутригосударственная дихотомия, то есть деление на соподчинённую и взаимозависимую пару власти и народа перестала быть решающим фактором, определяющим субъектную структуру внутриполитической борьбы и степень её напряжения с верхней стороны — со стороны власти. Управляющие и управляемые перестали составлять национальное и государственное единство, по крайней мере, в исчерпывающей и системообразующей степени.

Соответственно, прежний признак революционной ситуации, базировавшийся на отношениях «верхов и низов» внутри нации и государства, устарел и перестал с необходимой полнотой и достоверностью отражать наличие революционной ситуации и степень её напряжённости. Пути «верхов и низов» разошлись, а их дальнейшее движение осуществляется в разных и слабо связанных между собой направлениях.

Этот вывод для оппозиционных сил, по сути, является политической банальностью. Но на нём нынешняя системно-ортодоксальная оппозиция обычно и заканчивает свои рассуждения об «антинародном характере правящего режима», хотя главный вывод из «верхов-низов» начинается там, где обычно заканчивается первый. Главная суть их борьбы лежит дальше, за красными флажками (в том числе, в прямом смысле) либеральной политкорректности. Если управляющая государством элита стала антинациональной, а значит антирусской, тогда неизбежно нужно сделать следующий логический шаг.

Второй вывод: Перемещение и вывод за пределы России личных интересов правящей верхушки вместе с «прихватизированными» денежными, экономическими и другими национальными интересами русского и других коренных народов России вызвали коренное изменение в национально-субъектном содержании российской общественно-политической сферы.

Политическое противоборство в России перестало быть внутригосударственным и тем более — внутринациональным; оно приобрело характер борьбы чужеземных «верхов» с коренными национальными «низами», характер борьбы интернационального внешнего субъекта против внутреннего национально русского. Угроза историческому русскому образу жизни, происходящая от российского государственно-управляющего слоя, по своему национальному содержанию стала более угрозой «от чужих извне», чем «от своих изнутри».

Евреи и допущенные ими армяне, азербайджанцы и какие-то ещё, пусть даже и этнически русские поджидки, составляющие основу российской государственной власти во всех её сферах и на всех её уровнях, не являются собственно российской национальной властью, органически связанной с русским и другими коренными народами России. Эта власть — чужая, оккупационная, в том числе и главным образом, по национальному признаку.

Без избавления от еврейского национального гнёта, без изгнания еврейских и других иностранных захватчиков никакие основополагающие проблемы в духовной, социально-политической, экономической и других сферах жизни решены быть не могут. Восстановление русской государственной власти наверху является главным и непременным политическим требованием и политическим системообразующим обстоятельством, без которых существенные перемены в нынешнем гибельном образе жизни внизу невозможны.

Таким образом, выход «верхов» правящей элиты за границы национального политического пространства и смыкание её с интересами мировой закулисы превратило и сделало освобождение от внешнего управления и завоевание национальной независимости первым и необходимым условием для проведения любых коренных изменений внутри страны.

Главное и решающее содержание современной российской политики перешло из социально-экономической области в национальную. Его разрешение сосредоточилось в борьбе за образ жизни и саму судьбу русского народа, а её стержнем всё более становится борьба еврейских и других чужеземных верхов с русскими низами. Соответственно острота и степень революционной ситуации в России стала определяться остротой и степенью национально-освободительной борьбы.

Русская Революция Неизбежна!

10.Огненный_меч

You must be logged in to post a comment Login