Соотношение революционных и контрреволюционно-карательных сил.

Против Русской национально-освободительной революции будут брошены все подвластные карательно-полицейские силы и другие внутренние государственные силовые структуры и верные режиму частные охранные предприятия (ЧОПы), а также привлечённые в срочном порядке формирования сил специального назначения иностранных армий, частных военных компаний с широким привлечением всех разведывательных и ударных авиационных средств, особенно беспилотных летательных аппаратов. Перечень выглядит устрашающе. Рассмотрим его подробнее.

В начале посмотрим на вопрос чисто с военной и военно-технической точек зрения. В обывательских (политологических) разговорах тема силового противодействия возможному народному восстанию обычно начинается с ОМОНа. Отчасти это верно, но только совсем отчасти.
Отряды милиции особого назначения (они, кажется, сохранили своё традиционное наименование), батальоны и полки патрульно-постовой службы, и специальные отряды быстрого реагирования (СОБР по-старому) являются своего рода пожарной частью полицейских сил в своём регионе и представляют собой достаточно эффективный механизм для подавления хулиганских и других местных и мелких городских безпорядков.
Сил ОМОНа и СОБРа не хватает даже на крупные, массовые нарушения общественного порядка не говоря уже о противодействии народному вооружённому восстанию. У этих структур нет функциональной задачи подавления вооружённого восстания, они не готовы к такой задаче тактически, у них нет соответствующей техники и вооружения, как необходимого количества личного состава.
Московский ОМОН, насчитывающий 2500 бойцов, имеет роту бронетранспортёров (10 единиц) с наводчиками, не способными даже разобрать и собрать затвор установленного на БТРе пулемёта КПВТ . ОМОН не стреляет: он разгоняет. Тем более, что общая численность всех российских ОМОНов составляет приблизительно 20 тысяч, ещё где-то 5 тысяч в СОБРах.
Итого, в среднем по России 250-300 человек в областном центре РФ. А если учесть, что в состоянии немедленной оперативной готовности находится только дежурное подразделение, то самую мощную и ударную силу полиции — ОМОН и СОБР — следует признать явно недостаточной для подавления даже начинающегося вооружённого восстания. Это ясно всем, кто занимается этой проблемой.
Основной государственной структурой в Росфедерации, предназначенной для ликвидации незаконных вооружённых формирований, а именно к этой категории жидо-либеральная власть и СМИ будут относить первых повстанцев, подразделения и части Народного Ополчения и другие структуры Народного Фронта освобождения России, являются Внутренние войска МВД, основу которых составляют дивизии и бригады оперативного назначения, а также отдельные отряды специального назначения ВВ.
В отличие от полицейских задач ОМОНа, СОБРа, ППС и органов МВД в целом, Внутренние войска имеют, кроме того, ясную и чёткую оперативную задачу по борьбе с незаконными вооружёнными формированиями и их ликвидации в случае необходимости. Оптимальная численность Внутренних войск МВД до 2020-го года определена в 170000 военнослужащих [«Войска оперативной, полицейской и охранной функций». «Независимое военное обозрение», № 12, 13-19-го апреля 2012-го года. ].
Это грозная сила. Ведь кроме всего, бригады и полки Внутренних войск МВД в отличие от «сердюковско-путинских» бригад Министерства обороны, в долгосрочно-стратегическом плане — к счастью, а в краткосрочно-революционном плане — к сожалению, оставили целой автономную систему своего тылового обеспечения. Если мотострелковые, танковые и другие бригады МО после их передислокации в новые районы будут сосать аутсорсинг у торгашей, то части ВВ МВД сохраняют свою самодостаточность, а значит, боеготовность и боеспособность даже после переброски на сотни и более километров от пунктов их постоянной дислокации.
Однако даже части оперативного и специального назначения ВВ МВД не предназначены для общевойсковых боевых действий по захвату городов и других населённых пунктов, хотя в Чечне им приходилось делать и это. Для широкомасштабных противоповстанческих (противопартизанских) действий нужна тяжёлая бронетехника и артиллерия — танки и самоходные артиллерийские установки, а также армейская авиация, которых у внутренних войск нет.
Главным фактором нейтрализации Внутренних войск в качестве карательно-полицейской силы станет не вооружённая борьба с ними, а мирное и ненасильственное воздействие на личный состав и командиров подразделений ВВ.
Можно с большой долей вероятности утверждать, что система управления Внутренних войск по подготовке и выполнению оперативных задач в звене Главкомат — округ (оперативное командование) — дивизия — бригада — полк — батальон будет функционировать в первые несколько суток революционного восстания достаточно устойчиво и без значительных сбоев. Генералы будут громко командовать всеми полковниками и, может быть, подполковниками. Моментом истины здесь будет письменный (именно письменный) приказ на применение оружия и открытия огня. Но не им стоять глаза в глаза с народом и не им в него стрелять.
Офицер служит в полку, в батальоне; солдат служит и живёт жизнью роты и взвода. Поэтому отдельные машины, взвода и роты Внутренних войск — главные объекты мирных и ненасильственных действий повстанцев Народного Фронта освобождения России.
Главной и решающей революционной силой в этом противостоянии и склонении солдат и офицеров ВВ на сторону революции станут женщина-мать, священник, молодая православная девушка, девушка-националистка, ветераны войны и труда, любой старик и старушка.

Им придётся останавливать колонны Внутренних войск на дорогах, вести с военнослужащими агитационную работу в городских кварталах, обволакивать их мягкой гражданской, национальной силой и не допустить превращения солдат и офицеров ВВ в карателей и врагов русского народа.
Такой же методический подход должен быть применён к подразделениям и частям Сухопутных и Воздушно-десантных войск. Применительно к ним, задача их «национализации» Народным фронтом освобождения России несколько облегчается тем, что в отличие от Внутренних войск МВД, мотострелковые, танковые, парашютно-десантные (десантно-штурмовые) взвода, роты и батальоны никогда не имели и не выполняли задач по подавлению массовых безпорядков, и не готовы к применению оружия против собственного народа, прежде всего, нравственно и психологически.
Принуждение к исполнению приказов страхом уголовного наказания будет главным и единственным способом власти по удержанию контроля над армией и только одним средством заставить её выполнять карательные функции.
Фактически завершено преобразование бывшей советско-российской армии в некое подобие неотроцкистской РККА накануне сталинской чистки 1937-го года: верхушка — еврейская; низы — русские.

Даже главой оборонно-промышленного комплекса поставлен еврей Д.Рогозин .

Высший командный состав нынешней путинско-сердюковской армии либо еврейский по крови, либо еврейский по духу, и состоит из жидовских холуёв типа Начальника Генштаба В.В.Герасимова. Евреями или их поджидками комплектуются генеральские и другие основные командные должности в Вооружённых Силах.
Знаковым стало в своё время назначение стремительно выскочившего в генерал-полковники еврея по национальности Аркадия Бахина командующего войсками Западного военного округа и перенос штаба округа из Москвы в Петербург — самый еврейский и прожидовленный город на территории России.

«Монетаризация» военной службы, как впрочем, и любой иной государственной службы, изъяла из смысла ратной и трудовой деятельности духовную составляющую. В других областях монетаристский подход опасен; в армии он губителен. Родину невозможно защищать с выгодой для себя; с выгодой её можно только предавать и продавать.

Кроме того, надо ведь учесть, что у абсолютного большинства солдат и офицеров нынешняя государственная власть ассоциируется не с Родиной, а с еврейским и иным жульём, захватившим наши национальные богатства и поделившие их между собой

Заставить армию и Внутренние войска воевать с собственным народом за интересы Абрамовича, Фридмана, Дерипаски, Чубайса и других инородцев и национальных изменников не удастся.
Нынешняя солдатская масса, несмотря на все попытки её дебилизации, если и не вполне понимает социально-экономическую суть происходящей в стране и со страной национальной катастрофы, но ясно видит и хорошо чувствует национальную основу главных противоречий, возникновение в России неразрывной связи национального происхождения и социального положения.
Поэтому соотношение революционных и контрреволюционно-карательных сил нельзя оценивать только по их собственно военному, в смысле военно-техническому, потенциалу.

Моральное состояние всегда было, есть и будет важнейшей составной частью боевых возможностей войск и сил.

Эту составляющую невозможно проверить даже на учениях, не говоря уже о парадах — боевые и другие приказы на них выполняются всегда: неповиновения не бывает [Расстрел египетского президента-предателя Анвара Садата участниками парада в 1981-м году скорее исключение, чем правило. Тем более, что на российских парадах всё вооружение временно проводится в небоеготовое (неисправное) состояние. ].
То, что нынешняя государственная и военная верхушка намерена использовать армию в карательных целях, подтверждают учения «Центр-2011», на которых мотострелковая бригада согласно замыслу применялась по сути, для подавления народного восстания в городе. А также в ходе военных операций  в Сирии  отрабатывались элементы армейских операций по подавлению вооруженных восстаний  в центральной России.

 Для подавления первоначального народно-революционного восстания, пока оно не вышло за границы областного города, возможно, будет применение только полицейских сил и ближайших частей Внутренних войск, чего явно не достаточно. После распространения первичного революционного восстания на всю любую область в Центральной России только задача изоляции района оперативного применения и поддержание режима так называемой «контртеррористической операции» против повстанцев потребует создания крупной оперативной группировки Внутренних войск в составе, в несколько раз превышающую Объединённую группировку войск (сил) в Чечне.
Общая площадь всей Чечни, включая труднодоступные горные районы, составляет 12 тыс. кв. км (120×100 км). Самая маленькая в Центральной и вообще в России Ивановская область имеет площадь 24 тыс. кв. км., Тульская — 26 тысяч, Владимирская — 29 тысяч, то есть, превышают Чечню по площади (и населению тоже) в 2 и более раз. Далее: Ярославская, Рязанская, Брянская, Тамбовская в 3 и более раза; Воронежская, Смоленская — в 4, Костромская — в 5, а Тверская — в 7 раз.
Только эти цифры условных «чечней» доказывают, невозможность установления нынешними ВВ МВД и армией полицейского карательного полного контроля даже над одной любой восставшей русской областью в Центре России, а дальше — ещё лучше (для кремляди хуже).
Размеры же самого чеченского прыща, кстати, явно показывают, нежелание росфедератской власти решительно покончить с этим чеченским гнойником, зараза от которого распространилась на Дагестан и другие соседние земли. И.В.Сталину и НКВД хватило трёх дней, чтобы вырвать предательскую занозу и депортировать в места столь отдалённые всех чеченцев.
С другой стороны нужно признать объективную сложность полной изоляции Чечни в прошедших кампаниях по всему периметру протяжённостью около 450 км (по карте) и значительное влияние ограничений боевых возможностей войск (сил), связанных с запретами, наложенными на полномасштабное применение авиации, ракетных войск и артиллерии и других мощных видов современного вооружения и техники.
Изоляция любой русской области, в среднем равной 3-4 «чечням», и проведение в ней противоповстанческих и противопартизанских действий, будет представлять ещё большую сложность. Кроме всего, не будем лукавить: одно дело было давить взбесившихся «чехов» — сепаратистов, а другое дело своих, родных, поднявшихся за национальное освобождение.
Таким образом, распространение первоначального революционного восстания, начавшегося даже в самой небольшой русской области, хотя бы на одну соседнюю область, по размаху военных действий будет равно 5-6 «чечням», а охват революционными действиями трёх областей означает появление на территории Росфедерации 8-10 «чечней», что делает невозможным подавление революционного восстания внутренней военной силой.
Но ещё раз нужно подчеркнуть: ни армия, ни Внутренние войска, ни милиция-полиция не должны рассматриваться как враги в грядущей русской революции. Очень ярко и обнажённо эту позицию в отношении солдат высказал один действительно православный донской казак: «Пусть лучше меня этот пацан убьёт, чем я его». Конечно, не все имеют такую жертвенную готовность к восстанию, но нравственно-поведенческая установка совершенно правильная.
Это наша армия, как впрочем, и наша милиция, какими бы неприглядными они ни были. Да, менты — безстыжие, наглые, жадные и т.д. А мы сами в своих областях жизни, что, лучше? Какой народ — такая и милиция. Станем мы другими, поменяем свой образ жизни — другими станут и армия, и милиция, и другие государственные структуры, а пока имеем то, что имеем. Вместе такими стали, вместе и подниматься с колен из грязи будем.
Нельзя строить иллюзий, что захвативший в России государственную власть жидо-либеральный режим ограничит себя в применении каких-либо средств поражения против восставших русских городов и областей. Мировая закулиса с удовлетворением смотрела на массовые убийства и уничтожение Ельциным российского Верховного Совета (парламента) и с тревогой будет следить за развитием революционных событий в России. Да не просто следить, а жёстко требовать от Кремля принятия самых решительных и безжалостных мер по подавлению революционного восстания и национально-освободительного движения в целом. Поэтому никаких запретов и ограничений на применение вооружённого насилия не будет.
Но оружие само не стреляет, и бомбить русские города и сёла в таком случае должны будут русские лётчики, разрушать русские дома огнём из пушек — русские танкисты и артиллеристы, стрелять по восставшим русским людям — русские же солдаты и офицеры. И всё только потому, что Путин с Чубайсом и Абрамовичем приказали?

 Нет, какой бы ни была идеологически деморализованной и политически дезориентированной сейчас русская армия — это пока ещё армия русского и других коренных народов России, и никому и ни при каких обстоятельствах не удастся заставить армию и Внутренние войска участвовать в массовом истреблении своего народа.
Для опровержения этого довода обычно приводят безжалостные действия ОМОНовцев, частей Внутренних войск и даже ВДВ в событиях октября 93-го года, смешивая всех в кучу и не разбираясь, кто же на самом деле творил кровавые насилия и безчинства, в том числе уже после прекращения сопротивления Белого Дома.
Во-первых, захватить штурмом один, пусть даже и очень большой дом, — это задача для батальона, а с учётом изоляции района спецоперации — задача полка. Для пыток и расстрела безоружных людей — достаточно было собрать и напоить водкой отморозков со всех ОМОНов Центральной России, а из сотен танковых экипажей двух дивизий сформировать 4 танка-убийцы.
Задача подавления национально-освободительного восстания потребует привлечения к её исполнению не каких-то нескольких тысяч специально отобранных карателей, а служебно-боевого применения большинства оперативных частей и соединений Внутренних войск, не менее 12-15-ти мотострелковых бригад и 1-2 воздушно-десантных (десантно-штурмовых) дивизий, а также соответствующих частей боевого, технического и тылового обеспечения.
Для подавления национально-освободительного восстания нынешней власти необходимо будет заставить воевать против него всю основную массу личного состава Внутренних войск МВД и Вооружённых Сил. Поэтому сравнение тактической задачи по захвату здания Верховного Совета в Москве с несколькими сотнями его фактически безоружных защитников с задачей подавления национально-освободительного восстания в Центральной или иной части России и действиями войск оперативного или даже оперативно-стратегического масштаба является некорректным, т.е. неправильным.
В революционных событиях решающая роль принадлежит не ситуативным обстоятельствам, определяющим обычно поступки и поведение тех или иных личностей, а глубинным мощным силам, заложенным в народном мироощущении. А отношение русского народа к власти, установившейся в 1993-м году, сейчас совершенно иное, чем тогда.
Во-вторых, при оценке тех событий необходимо учесть влияние некоторых малоизвестных фактов и факторов. Так, чтобы подтолкнуть личный состав парашютно-десантного полка ВДВ к более решительному применению оружия против защитников Верховного Совета, при выдвижении полка против него была проведена спецоперация по провокационному обстрелу колонны «неизвестными снайперами».
Всё тайное и неизвестное в тех событиях рано или поздно станет явным и известным. Тогда мы узнаем и установим:

  • кто организовал срочное прибытие в Москву из И-сраела под видом бадминтонной команды группы еврейских снайперов из «Моссада»;
  • где были взяты и кто передал им отечественные снайперские винтовки СВД, пули которых извлекали потом из тел десантников;
  • по чьей команде и как снайпера оказались на крыше и в помещениях американского посольства;
  • кто заметал следы прибытия и убытия еврейских снайперов на постах пограничного контроля и на таможне и ряд других вопросов.

Главное, что в результате обстрела, в котором тут же обвинили защитников Белого Дома (установлено, что у них вообще не было ни одной снайперской винтовки), погибло и было ранено несколько десятков солдат и офицеров. Именно поэтому, по словам бывшего тогда командующего ВДВ генерал-лейтенанта В.Сорокина, полк подошёл к Белому Дому совсем с другим настроением и отношением к Верховному Совету России, чем с которым входил в Москву после получения приказа.
Но и в вопросе о провокационных обстрелах и других подстрекательских действиях, направленных на принуждение Внутренних Войск и армии к применению оружия против восставших в будущих революционных событиях (которые, безусловно, возможны), следует понимать, что подобные провокации всегда ограничены по месту и времени. Они почти безотказно могут работать как ложный предлог, но, несмотря на информационную мистификацию, не смогут заменить собой реальное содержание необходимого власти масштабного военного противодействия революционным событиям.
Открывая 9 мая 2012-го года парад военной техники на Красной площади прохождением группы бронеавтомобилей «Тигр» , предназначенных для противоповстанческих и противопартизанских действий, а также для вооружённого подавления массовых безпорядков, власть демонстративно показала, к чему она, прежде всего, готовит армию.
Немецкие нацисты в своё время думали, что танковые «тигры» помогут им выиграть у нас битву на Курской дуге. Еврейские захватчики сейчас тоже рассчитывают на «тигров». Однако за штурвалами и прицелами в боевых машинах будут не евреи и даже не немцы. В них будут наши русские ребята, и рвать они будут не своих, а врагов русского и других коренных народов России.
При анализе возможного внутреннего противодействия ходу русской революции, конечно, нельзя упустить позицию ФСБ. Хотя применительно к революции, задача ФСБ есть не подавить революцию, а насколько возможно не допустить её (что она пока и делает). Однако с началом революции силовая составляющая этой спецслужбы в военном плане крайне незначительна.
Центр специального назначения (ЦСпН) — ударная сила ФСБ — может быть чрезвычайно опасен в первые часы и сутки первоначального революционного восстания, пока в освобождённых районах не будет организован соответствующий режим охраны и обороны революционных пунктов и органов управления, особенно руководителей восстания.
Но и здесь всё не так мрачно, как некоторым может показаться. Основу ЦСпН составляют не просто офицеры, а боевые офицеры. Их в авантюру просто так не бросить: не пойдут, что они уже не раз доказывали на деле.

Спецназ ФСБ вместе с СБП (Служба безопасности президента) скорее Кремль сковырнёт, чем против русской России пойдёт. А остальной чиновничий состав ФСБ — это такие же бюрократы, как и все другие служащие.
Вывод: Внутри русского и других коренных народов России нет социальных, экономических или иных общественных классов, страт или групп, которые могли бы противиться русскому национальному освобождению и подняться на вооружённое противодействие революции.
Существующие государственные инструменты насилия — армия, Внутренние войска МВД, ФСБ, полиция и другие силовые структуры, несмотря на деформацию их целевого предназначения, остаются частью исторического русского народа, традиционной российской нации и общества и не могут быть превращены в послушные орудия вооружённого подавления национально-освободительной революции.
Таким образом, в России нет общественно-политических и национальных оснований внутринационального и внутригосударственного противодействия победному ходу Русской национально-освободительной революции.

Русская Революция Неизбежна!Князь Игорь2

You must be logged in to post a comment Login