«Кремлевский список» минфина США как механизм трансформации власти в Р.Ф.

Hoziain_putina

Штаты провели сепарацию кремлевской элиты. Теперь в ней есть те, с которыми пока в предельно мягкой форме не рекомендовано иметь никаких дел. Вообще. Зато есть те, кто не попал в список, а значит, может рассчитывать на снисхождение, по крайней мере, в будущем.

Штаты указали, кого именно они не желают видеть в случае так называемого «транзита власти» в постпутинской России. То, что четвертый срок Путина будет посвящен трансформации власти, ни у кого сомнений не вызывает. Она может пойти по двум сценариям: Путин готовит преемника, который гарантирует ему личную безопасность (и безопасность ключевых представителей его клана и их состояний, а также личных «черных касс» клана и самого Путина), после чего передает ему реальную власть. Второй сценарий — Путин трансформирует политическую систему таким образом, чтобы оставаться с реальными полномочиями до конца жизни (как каудильо Франко). Ну, или пока страна не развалится окончательно, что вообще-то говоря, при путинском руководстве практически неизбежно. Будет ли он бессменным президентом или придумет для себя какой-либо новый пост, в этом сценарии никакого значения не имеет.

Путину выдвинут список людей, с которыми США не будут договариваться о гарантиях ему и его клике ни при каких обстоятельствах.

Первый сценарий означает, что если он устроит США, они готовы разговаривать с новым руководством послепутинской России о поэтапном улучшении отношений. Второй сценарий в любом его виде — продолжение конфронтации в прежнем, а возможно, и более жестком формате.

Соответственно, список зачумленных — это американский «стоп-лист». Их присутствие во власти после того, как пройдет ее трансформация, будет означать, что США не станут вести речь о снятии санкций и улучшении отношений. Всё открыто и предельно честно, насколько это вообще возможно в политике.

По всей видимости, если США намерены принять участие в «транзите» и трансформации российской системы управления, то они должны сделать на кого-то ставку. Не пофамильно, а именно системно.

Я неоднократно писал о том, что Путин, выстраивая свой Мафия стейт, был вынужден по совершенно объективным причинам громить созданную Примаковым в конце 90-начале нулевых годов двухпартийную систему «Единство» — «Отечество вся Россия». В эту систему был заложен механизм разрешения крупнейшего и ключевого системного противоречия России: противоречия между центром и регионами. Политическое решение было найдено в формуле двухпартийной буржуазно-демократической модели, позволявшей балансировать интересы федеральной номенклатуры и региональных элит. Эта модель вошла в абсолютно непримиримое противоречие уже с интересами путинской команды, которая в рамках нормальной демократической системы из себя не представляет ничего. Вообще ничего. В любой политической системе, сколь-либо похожей на нормальную, эта камарилья очень быстро становится аутсайдерами и сходит со сцены просто по причине собственной ничтожности в созидательной работе. Поэтому Путин использовал бесланскую трагедию, как повод окончательно прихлопнуть любую региональную вольницу, а до этого разгромил двухпартийную систему, принудительно слив две номенклатурные партии в одного кадавра. Чем перевел противоречия между центром и регионами в область аппаратной подковерной борьбы со своим арбитражом.

Казалось бы — победа. Но как всегда, ты можешь игнорировать или даже запрещать законы природы, но они продолжают действовать, глубоко на тебя наплевав. Несбалансированное противоречие породило устойчивый кризис, выход из которого — либо рост сепаратистских настроений и в конце концов распад страны, либо переворот, в котором субъектом действия выступят именно регионалы. Которым есть что терять.

Штаты, объявив полностью недоговороспособными федеральную номенклатуру и ключевых олигархов Путина, в вопросе транзита и трансформации российской власти должны сделать ставку на одну из элитных групп, которые получат все возможные гарантии при соблюдении четко выстроенных для них границ. Фактически регионалы выделяются в такую группу, и ставка будет делаться на них, особенно с учетом того, что у них есть свой собственный персональный счет и лично к Путину, и к его клике, и к созданной ими «вертикали управления». Можно себе представить, к примеру, нежные чувства татарстанской элиты к федералам после показательного разгрома «Татфондбанка», демонстративного разрыва Договора о разграничении и директивного решения вопроса о языке.

Учитывая, что Кадыров имеет свой личный конфликт с силовиками Путина, отсутствие его в списке тем более рационально и разумно: на него может быть возложено силовое прикрытие «транзита» власти в таком сценарии. Хотя рулить событиями будут явно другие — авторитет Татарстана не отменял никто, да и не сможет отменить.

Если всё так, то можно сказать, что очень неглупые люди занимались составлением «кремлевского списка». С пониманием вопроса и глубоким в него погружением.

Изначально речь шла о том, что помимо публичной части «кремлевского доклада» он будет содержать и закрытую часть, причем и закрытая часть может быть разделена на ту, которую доведут до Конгресса, и ту, которой будут руководствоваться исполнительные структуры.

По сути, речь как раз и идет о глубоких системных мероприятиях, целью которых (и это не скрывается) является так называемый «транзит власти» в России. Повод для санкций — это Украина, точнее, Донбасс и Крым, но Штаты прекрасно понимают, что при Путине никакого изменения статуса Крыма не будет. Поэтому им нужно: а) продемонстрировать, что наказание неотвратимо, поэтому им важно добиться ухода Путина с последующем участии в определении его судьбы, б)деятельно доказать, что именно США — единственный гарант существующего мироустройства, а для этого они обязаны восстановить статус-кво. Решить эти задачи можно, но для этого нужно устранять Путина, как человека, который вышел за рамки. Значит, нужно провоцировать его устранение (мирное или нет — не слишком существенно, главное, чтобы без серьезных катаклизмов), после чего истребовать его живым или мертвым на показательный суд. В общем, либо вариант Милошевича, либо Саддама Хусейна. В противном случае Штаты продемонстрируют свою слабость и неспособность, что чревато для них — как в рамках имперской модели США республиканцев, так и в рамках глобального миропорядка демократов.

Поэтому, в общем-то, у Путина и нет вариантов за пределами власти. Никакие гарантии ему работать не будут. Как только он «уйдет на покой», за его безопасность никто не даст и ломаного цента. Он это понимает, видимо, лучше, чем кто-то другой, но с ним никто и не станет разговаривать. К переговорам приглашают других.

«Кремлевский доклад» становится механизмом, с помощью которого Штаты будут интенсифицировать «диалог» с российской элитой на предмет ее участия в «транзите». Открытая часть «доклада» — это сепарирование российской элиты на недоговороспособных и тех, с кем диалог возможен, однако и лица, попавшие в «открытую» часть, наверное, смогут исключиться из нее, если продемонстрируют способность к диалогу. «Закрытая» часть доклада — это как раз тот рычаг давления, с помощью которого будет проводиться такая интенсификация. Торговля будет носить индивидуальный и закрытый характер, поэтому нет смысла с самого начала выносить ее в публичное поле. Ну, и психологический момент тоже — пусть эти бандиты немножко понервничают. Пусть оглядываются друг на друга: кто первый дрогнет и побежит каяться.

Всё это, конечно, лежит на поверхности. В реальности «доклад» может быть использован настолько широким образом, который, возможно, его составители изначально и не предполагали. Однако сейчас важно само создание механизма, с помощью которого Штаты будут проводить свою новую политику в отношении российской элиты. Этот механизм пока лишь создан, и доводить «до ума» его будут в течение некоторого времени. Спешить американцам некуда, все и так идет очень даже неплохо.

Визит сразу трех руководителей спецслужб России в США, причем один из этих руководителей — Сергей Нарышкин — находится под санкциями и ему запрещен въезд в Штаты, вызвал сразу много вопросов. Хотя официально он был прикрыт стандартной формулировкой консультаций по вопросу борьбы с терроризмом, поездку связывают с опубликованным «кремлевским докладом».

Возможен вариант, что через высших руководителей секретных служб до российского руководства могли донести секретную часть «доклада», во всяком случае, ту часть, которую было решено негласно, но приоткрыть. Поэтому и главные разведчики — чтобы они не напрягали свою резидентуру, не создавали ненужный ажиотаж и конфликтные ситуации в и без того непростой обстановке. Заодно им могли передать на словах то, что в «докладе» является недокументированной частью.

Автор :Эль-Мюрид

 

You must be logged in to post a comment Login