Соловецкое восстание 1668-1676

В истории Соловков были два трагических периода, когда братию Соловецкого монастыря подвергали избиению и физическому уничтожению. Самый страшный связан с нашествием большевиков. Уничтожение монастыря и разрушение 400-летней Соловецкой обители коммунистами началось с грабежа 1920 года, массовых расстрелов и убийств монахов (1925-1938) и закончилось к 1939 году, когда среди населения Соловков не осталось ни одного монаха или верующего, храмы были разрушены, а святыни осквернены. Не менее драматичным был и первый период, связанный с Соловецким восстанием 1668-1676 годов. Этой теме посвящена настоящая страница.

CОЛОВЕЦКОЕ ВОССТАНИЕ

(старинная русская песня XVII века)

Да Господь Бог прогневился, государь-царь воспалился.
Выбирал-то наш государь-царь боярина большого,
Из большия из породы, из породы Салтыковы,
Монастырь разорити, старую веру порудити,
Старые книги изодрати,
Старые книги изодрати, во сине море потопити,
И Зосима и Саватия соловейских чудотворцев монастырь разорити
И всех старцев прирубити.
Что спроговорит боярин да царев воевода:
«Прикажи, сударь, слово молвить, хошь словечко едино,
А нельзя, сударь, подумать – не токмо дело делать!»
Воспалился государь-царь:
«Ты добро, добро, боярин, прикажу тебя казнить,
Рука, нога отрубить, буйную главу отсещи».
Выбирал-то наш государь-царь да второго боярина;
Что спроговорит боярин да царев воевода:
«Ты давай мне силы много да стрельцов и солдатов!»
Как садился воевода на червленые корабли,
Как по Божию изволению, по цареву пове<ле>нию
Подымалась погода с полуденныя страны,
Тонки парусы подымали, по синю морю бежали,
Подбегали под монастырь.
Они якори бросали, корабли все становили,
Они учали стрелять во пиченой да во монастырь,
Устрелили на престоле чуден образ.
Уже вси старцы испугалися, во одно место сбежалися.
Они думали и говорили:
«Нам хошь головы сложить, нам по-старому служить!»
Выходил тут един старец на святые на ворота,
Он правой рукою машет на червленые корабли,
Он левой рукою машет на святые на ворота,
Ворота сам отпирает, он всю силу сам пущает.
Уже вся сила вступила да всех старцев прирубила.
Аминь.

(О.Алексеева, Б.Добровольский, Л.Емельянов и др. Исторические песни XVII века. Москва. Л. 1966.)

ВАСИЛИЙ КЛЮЧЕВСКИЙ:ВОССТАНИЕ В СОЛОВКАХ — ЧАСТЬ ВСЕОБЩЕЙ СМУТЫ В РОССИИ

«Вместе с чувством тяжести принесенных жертв и понесенных неудач росло и недовольство ходом дел. Оно попало на подготовленную Смутой почву общей возбужденности и постепенно охватило все общество сверху донизу, только выражалось неодинаково в верхних и нижних слоях его. В народной массе оно сказалось целым рядом волнений, которые сообщили такой тревожный характер XVII веку: это эпоха народных мятежей в нашей истории. Не говоря о прорывавшихся там и сям вспышках при царе Михаиле, достаточно перечислить мятежи Алексеева времени, чтобы видеть эту силу народного недовольства: в 1648 г. мятежи в Москве, Устюге, Козлове, Сольвычегодске, Томске и других городах; в 1649 г. приготовления к новому мятежу закладчиков в Москве, вовремя предупрежденному; в 1650 г. бунты в Пскове и Новгороде; в 1662 г. новый мятеж в Москве из-за медных денег; наконец, в 1670 — 1671 гг. огромный мятеж Разина на поволжском юго-востоке, зародившийся среди донского казачества, но получивший чисто социальный характер, когда с ним слилось им же возбужденное движение простонародья против высших классов; в 1668 — 1676 гг. возмущение Соловецкого монастыря против новоисправленных церковных книг. В этих мятежах резко вскрылось отношение простого народа к власти, которое тщательно закрашивалось официальным церемониалом и церковным поучением…» (Василий Ключевский. Курс русской истории. Лекция 52.).

ВОССТАНИЕ МОНАХОВ В ИСТОРИЧЕСКОМ ОЧЕРКЕ Д.МОРДОВЦЕВА

Немирович-Данченко Василий Иванович, писатель и публицист

.

После такого вторичного неудачного приступа осада монастыря снова затянулась на неопределенное время. Воевода Мещеринов, опасаясь, что за этим проклятым «Соловецким сидением» его русая головушка успеет подернуться инеем седины, бил челом о подмоге ратными людьми, и к нему прислали в помощь около восьмисот свежих стрельцов, двинских и холмогорских. Поглядели и эти стрельцы на серые стены, по которым от времени до времени двигались темные тени, посмотрели, покачали головами и в душе пришли к тому же заключению, что и прежние: «За что, мол, про что старцев божьих тревожат? Вон как голосно за стенами звонят святые колокола, молятся, знать, старцы, не дурно какое чинят, а Богу работают… вон и голубки над монастырем полетывают, и ластушки-касатушки вокруг церквей пореивают, таково хорошо там, а мы разорять их пришли… али мы нехристи?» (Мордовцев Данила. Сидение раскольников: повесть.В Кн.: Мордовцев А. Державный плотник. М., 1990. — С.18-131.)

СОЛОВЕЦКОЕ ВОССТАНИЕ

«Соловецкое восстание» или «Соловецкое сидение» — 8 летнее восстание соловецких монахов против церковной реформы. Участники — монахи, не принявшие церковной реформы патриарха Никона, крестьяне, посадские люди, беглые стрельцы и солдаты, а также сподвижники Степана Разина. Карательная армия, посланная царем и насчитывавшая более тысячи человек, овладела монастырем в результате измены одного из защитников монастыря. Вот как рассказывается об этом событии в очерке Анны Гиппиус:

«Первые зачатки раскола появились в Соловецком монастыре с 1636 года, когда патриархом Никономбыли присланы сюда исправленные богослужебные книги. Против патриарха, бывшего уже под царским гневом, было предубеждение. Монахи, даже не просмотрев книг, сразу запечатали их в сундуки и поставили в монастырскую оружейную палату. Начало было сделано. Потом, сначала благодаря приездам сочувствующих расколу, а в 1661 году благодаря ссылке целой группы раскольников, раскол стал быстро распространяться, заражая все больше и больше иноков. Присоединение к расколу беглых московских стрелков и мятежников из шайки Степана Разина очень усилило движение и придало ему политический оттенок.

Пожар разгорался и наконец, в 1666 г., при игумене Варфоломее вспыхнул открытый мятеж. Помимо игумена, руководимые келарем Савватием Абрютиным и казначеем Терентием, монахи составили очень грубую челобитную царю. Царь вызвал к себе игумена и архимандрита Никонора и велел им увещевать недовольных. Однако, обратно в монастырь их даже не впустили, что было уже явным сопротивлением царской власти. Варфоломея перевели тогда в Свияжский монастырь, а архимандрит Никонор перешел на сторону бунтовщиков.

Царь написал увещевательную грамоту, но все было напрасно. Тогда началась осада; были построены батареи, с которых шла бомбардировка монастыря. Крепость, однако, руководимая военачальниками-монахами, сопротивлялась превосходно; провианта было много. Достаточно сказать, что через десять лет (22-го января 1677 г.) монастырь был взят только потому, что один перебежчик предал, указав секретный ход в крепостной стене.

В самой обители произошел жестокий бой. Было много убитых. Многие казнены, многие сосланы в другие монастыри и крепости. Часть раскольников бежала в Поморье, где они распространили раскол, увенчивая гибель мятежников мученическим венцом, как пострадавших за правую веру.

Соловецкий монастырь пришел в полный упадок. Храмы и постройки разрушились, соляные промыслы запустели, припасы и скот были истреблены, касса совершенно пуста. Игумен и “соборные старцы” (келарь и казначей) были назначены из других монастырей. Через бирюча был объявлен царский указ о возобновлении пропуска богомольцев на Соловки; стрелецкая команда однако еще долго стояла в монастыре, на всякий случай».

В основу книги о Соловецком восстании — значительном по своим последствиям событии в истории России XVII века — легли архивные материалы. Автор монографии — О.Чумичева(«Соловецкое восстание 1667-1676 гг.» Новосибирск: Издательство СО РАН, Научно-издательский центр ОИГГМ, 1998. 196 с. Тир. 500 экз.

ПОЧЕМУ ВОЙСКА ДОЛГО НЕ ШТУРМОВАЛИ СОЛОВКИ?

«…царь Алексей Михайлович практически не вникал в происходящее вокруг него. Не вынеся неправды, злости и зависти круживших около государственной кормушки, сам вытесненный от всех государственных и хозяйственных дел, царевич Михаил тайно, в метельную ночь бежал из столицы, от греха подальше…Вначале, чтоб сбить погоню со следа, путь побега царевича Михаила шел в направлении к восставшим соловецким монахам, активно не принимавших церковной перестройки, но потом направление побега было изменено. Возможно именно поэтому летом 1673 года стрельцы отказываются атаковать Соловецкий монастырь, а воевода Иевлев запросил у государя отстранения его от командования. Назначенные же к новому воеводе Мещеринову опытные русские военноначальники под разными предлогами отказываются от службы и власть посылает вместо них иностранных наемников… А известный в те времена дьякон Игнатий Соловецкий утверждает, что рать, осаждавшая обитель, состояла из «немцев и поляков, истинных латынцев». Хорошо, что здесь нет позора русского воина…» ( Комлев Василий. Тайный Государь и Великий раскол. Недоказанная гипотеза или отвергнутая правда. Источник публикации не известен. 1995-2001)

Соловецкое восстание 1668-1676

Знаменитый по всей России Соловецкий монастырь с началом реформ Никона выступил против них, на стороне старообрядчества. Это выступление возглавил сам архимандрит Илья. Когда в 1657 году в соловецким инокам были присланы новонапечатанные никоновские служебники, архимандрит и его приближённые их спрятали. В следующем году Илья созвал всю соловецкую братию и увещевал ее постоять за православие, не принимать «латинских» новшеств. Монахи подписали общий приговор, чтобы священники не смели служить по новопечатным книгам. Илья и его помощники стали распространять старообрядческую пропаганду по всему Поморскому краю. Илья вскоре умер. Новый архимандрит соловецкого монастыря Варфоломей пытался отменить помянутый приговор и ввести новые книги, но безуспешно; стойкая приверженность старообрядчеству и проповедь о наступлении времени антихриста уже прочно укрепились среди братии и окрестного населения.

Соловецкий монастырь. Фото 1915 года

 

Варфоломей был вызван в Москву на собор 1666-1667, окончательно одобривший реформы Никона. Братия Соловецкого монастыря поручила ему подать на соборе челобитную об оставлении старины. Архимандрит рассказал, что пытался ввести новые книги, но безуспешно. На собор была прислана от некоторых соловецких старцев челобитная, обвинявшая Варфоломея в пьянстве, любостяжании и просившая дать ей иного настоятеля. Но пришла и другая челобитная, от склонившегося на сторону правительства келаря и части монахов – те жаловались, что «раскольники» затевают в Соловецком монастыре мятежи. Для расследования собор отправил на Соловки комиссию во главе с ярославско-спасским архимандритом Сергием и в сопровождении стрелецкого отряда. Соловецкие иноки приняли её крайне неприязненно. Когда комиссия стала читать в храме соборную грамоту, братия подняла крик против троеперстия, трегубой аллилуйи и новых книг. Более всех кричал бывший архимандрит любимого царем Саввы-Сторожевского монастыря Никанор, удалившийся на покой в Соловецкую обитель. Комиссия уехала назад, ничего не добившись. А братия послала государю новые челобитные об оставлении старых книг. В Москве отставили Варфоломея и назначили в Соловецкий монастырь другого архимандрита, Иосифа. Когда тот прибыл туда, братия спросила его, как он будет служить: по старым или новым книгам. Иосиф прочел царский указ о введении «никоновских» книг. Его не допустили к настоятельству и выслали из монастыря; а царю снова послали челобитную с просьбою оставить старые порядки. Тогда, в декабре 1667, царь указал отобрать соловецкие вотчины в казну и прекратить монастырю подвоз хлебных припасов. Московский собор 1667 изрек анафему на непослушных монахов. Но соловецкая братия не покорялась, и в 1668 к монастырю был отправлен стрелецкий отряд Волохова. Монахи со многими находившимися у них в ссылке и на богомолье мирянами вооружились и сели в осаду. Так началось Соловецкое восстание, длившееся восемь лет (1668-1676).

Восстание старообрядцев Соловецкого монастыря против никонианских книг в 1668 году. Художник С. Милорадович, 1885

 

Соловецкий монастырь представлял собой довольно сильную крепость и имел все средства для продолжительной обороны. Островное его положение на далеком море, полгода закованном во льды, служило наилучшей защитою. Стены Соловецкого монастыря были вооружены пушками и пищалями (всего до 90 орудий). Пороху было заготовлено до 900 пудов. Хлеба и съестных припасов было собрано едва ли не на десять лет; притом сообщения с берегом и доставка провизии еще долго не прекращались. Гарнизон Соловков превышал 500 человек, в том числе до 200 монахов и послушников и более 300 мирян: крестьян, беглых холопов, стрельцов, донских казаков и даже иноземцев – шведов, поляков, татар. Рвение о старой вере придавало участником Соловецкого восстания большую моральную силу. Присланные им новопечатные книги соловчане бросили в море. Отправленный на подавление Соловецкого восстания стряпчий Волохов со стрелецким отрядом человек в полтораста даже не решился осадить монастырь; на его увещания восставшие дали дерзкий ответ.

Воевода Волохов стал на Заячьем острове в 5 верстах от монастыря; но, ничего не достигнув, на зиму ушел на твердую землю. Он поставил в Кемском городке слабую заставу, якобы с целью не пропускать в монастырь запасов, а сам засел поблизости в Сумском остроге и занялся поборами с монастырских волостей. Тут он вошёл в пререкания с архимандритом Иосифом. Изгнанный из Соловецкой обители после начала восстания, Иосиф поселился на том же Заячьем острове, откуда управлял сумскими и кемскими монастырскими вотчинами и всякими промыслами. Иосиф жаловался в Москву на вымогательства Волохова, а последний доносил, будто архимандрит и его старцы бражничают, за государево здоровье Бога не молят и даже радеют участникам Соловецкого восстания. Распря разгорелась до того, что Волохов бил архимандрита по щекам, драл за бороду и велел стрельцам посадить его на цепь. Оба противника были вызваны в Москву и уже не вернулись на Белое море.

Подавлять Соловецкое восстание вместо Волохова отправили в 1672 стрелецкого голову Иевлева с подкреплением в 600 стрельцов из Холмогор и Архангельска. Но эти стрельцы были люди, «пехотному строю не обученные». В августе 1672 воевода с 725 человеками подступил к монастырю, но ограничился тем, что пожег ближние хозяйственные строения, побил скот и тоже ушел в Сумский острог, сославшись на недостаток пороха и свинца. Тут он по примеру Волохова стал притеснять крестьян Соловецкого монастыря поборами с целью наживы, но под предлогом сбора кормов для своего отряда.

В следующем году Иевлева отозвали. Руководить подавлением Соловецкого восстания было поручено Ивану Мещеринову с новым подкреплением и указом «быть на Соловецком острове неотступно». Подчиненные ему начальники (иноземцы Келер, Буш, Гутковский и Стахорский) должны были обучать стрельцов пехотному строю и стрельбе; хотя сами были офицеры рейтарского строя. Летом 1674 года Мещеринов собрал ладьи и карбасы и высадился на Соловецком острове. Тут оказалось, что Иевлев, предав огню хозяйственные постройки, окружавшие монастырь, тем облегчил оборону его и затруднил нападение. Строения эти давали бы возможность осаждающим близко подойти к стенам; теперь же им приходилось действовать против соловецких мятежников на открытой местности под огнём крепостного наряда. Грунт был каменистый, и шанцы приходилось копать с большим трудом. Укрепясь кое-как шанцами, Мещеринов начал обстреливать монастырь; откуда тоже отвечали выстрелами. Самым ярым мятежником явился бывший архимандрит Саввы-Сторожевского монастыря Никанор; он благословил на стрельбу из пушек, ходил по башням и кропил св. водою голландские пушки, приговаривая: «матушки мои галаночки, надеемся на вас». Он приказывал стрелять по воеводе говоря: «поразишь пастыря, ратные люди разбредутся аки овцы». Рядом с Никанором во главе Соловецкого восстания действовали келарь Маркел, городничий старец Дорофей, прозванием Морж, сотники Исачко Воронин и Самко.

Воевода Мещеринов подавляет Соловецкое восстание. Лубок XIX столетия

 

Но среди восставших возникла распря по вопросу о молениях за великого государя. Некоторые старцы настаивали продолжать моления. 16 сентября 1674 участники Соловецкого восстания собрали общее совещание по этому поводу. Тут Исачко и Самко с товарищами сняли оружие, говоря, что не хотят более служить, так как священники за великого государя Бога молят. Тогда келарь добил им челом, и они снова надели оружие, изрекая бранные слова на царя. После этого мятежники выгнали из монастыря некоторых черных священников, а другие ушли сами, явившись к Мещеринову, принеся покаяние государю и распространяя про участников Соловецкого восстания разные порочащие слухи. Раскаявшиеся священники изъявили согласие принять новоисправленные книги и троеперстие. По удалении священников, почти некому было отправлять в монастыре церковную службу: но Никанор говорил, что можно обойтись и без священников, и без обедни, а ограничиться чтением в церкви часов. Однако, не все были с ним согласны, и среди восставших продолжались распри, хотя о сдаче не было и помину. Мещеринов не решился зимовать на острове; а разорил свои шанцы и, по примеру предшественников, отплыл от Соловецкого монастыря на зимовку в Сумский острог, вопреки наказам из Москвы.

Там повторилось то же, что было при Волохове и Иевлеве. В Москву пошли жалобы на притеснения и корысть воеводы Мещеринова, который под видом сбора кормов производил поборы в Сумском уезде и даже посылал свою меру для сбора хлебных запасов, в которой было 22 фунта лишку против казенной! Из Москвы приходили грамоты с выговорами воеводе, но они оставались без действия.

Летом 1675 Мещеринов снова высадился у монастыря, имея более 1000 ратных людей, пушки и запасы в изобилии. На сей раз он решил осаждать участников Соловецкого восстания и зимой, для чего устроил вокруг монастыря 13 земляных городков с пушками и повел подкопы под три башни. Но долго еще тянулась бы осада, если бы не помогла измена. В ноябре из монастыря убежал чернец Феоктист. Он указал Мещеринову слабое место обороны восставших: слегка закладенное камнями окно под сушилом у Белой башни. Воевода сначала не внял этому указанию. 23 декабря он сделал приступ и был отбит с большим уроном. Только после того Мещеринов воспользовался советом Феоктиста. В ночь на 22 января 1676 он послал отряд с майором Кашиным. Феоктист знал час, когда караулы расходятся по кельям, а на стенах остается только по одному человеку. Стрельцы выломали камни в окне, вошли в Белую башню и впустили войско. К рассвету монастырь был в руках царской рати; монахов быстро обезоружили. Захваченные вожаки Соловецкого восстания ­– архимандрит Никанор и сотник Самко ­– были повешены; менее виновные заточены по острогам; а толпа, принесшая повинную, пощажена. Царь Алексей Михайлович, по-видимому, не успел узнать о взятии Соловецкого монастыря – он скончался уже через несколько дней. На воеводство в Соловки был прислан Владимир Волконский, который подверг любостяжательного Мещеринова розыску по обвинению в присвоении части монастырской казны.

 

По материалам книги Д. И. Иловайского «История России. В 5 томах. Том 5. Отец Петра Великого. Алексей Михайлович и его ближайшие преемники»

You must be logged in to post a comment Login