Очищение нации: от остракизма до люстрации

«… Почти все страны постсоветского пространства не воспользовались уникальной возможностью — провести экономическую люстрацию новых состояний. Ни одно правительство СНГ до сих пор не решается исследовать активы „своих“ нуворишей на легитимность.

Действительно, любопытный вопрос: как за такой короткий период времени люди умудрились заработать бешеные деньги? Начнем загибать пальцы: Первый — Анатолий Чубайс. Будучи 16-летним подростком, взял в руки металлоискатель и отправился зимой на Южный берег Крыма. Его добычей стали обручальные кольца, золотые цепочки, украшения и монеты, которые сотни тысяч отдыхающих потеряли в песке. Второй — Арсений Яценюк. Начал бизнес с торговли подержанными автомобилями на базаре… Третий — Петр Порошенко. Биография первоначального капитала имеет криминальную природу. В 1986 году, по приговору Верховного суда Молдавской ССР, отец нынешнего Президента — Алексей Иванович Порошенко — получил пять лет колонии за хищение социалистической собственности в особо крупных размерах… Четвертый — экс-министр обороны РФ Анатолий Сердюков. Начинал с комиссионной торговли подержанной мебелью… Пятый — Арсен Аваков…».

Бывший член литовской люстрационной комиссии Петрас Рагаускас в интервью немецкому телеканалу Erstes Deutsches Fernsehen «загнул» целых 56 пальцев, перечисляя экзотические способы накопления стартового капитала представителями постсоветской элиты.

Речь шла о том, о чем даже подумать страшно — «люстрации экономических активов современных политиков, депутатов и чиновников, полученных коррупционным путем». Нет, не всех подряд, а только тех, кто «запятнал себя сотрудничеством с преступными режимами Януковича и Путина». Вот такая любопытная тема.

Оказывается, древние капиталы Морганов, Рокфеллеров, Гетти и Ротшильдов нельзя люстрировать потому, что они создавались без нарушения законодательства, исключительно трудолюбием всех поколений бизнесменов. А вот у Порошенко, Яценюка, Тимошенко, Коломойского, Пинчука и прочих… — откуда деньги?

Экономическая люстрация — табуированная тема во все времена и у всех народов. Даже полноправные граждане Афинского полиса — изобретатели люстрационного процесса — не покушались на чужую собственность.

Изобретатели люстрационного процесса

О «древнегреческой люстрации» (остракизме) мы узнаем у Аристотеля, который в своей «Политике» дает полное определение этой правовой традиции. Если перевести его текст на удобоваримое восприятие, получается такое:

Остракизм есть применение насильственной власти для изгнания из страны выдающихся людей, подрывающих своей популярностью, талантом, богатством и влиянием могущество государственного строя. Выдворение опасных политиков осуществляется по решению народного собрания. При этом каждый гражданин полиса царапает на остраконе (глиняном черепке) имя того, кто опасен для народа.

Через остракизм, по мнению философа, изгонялись противники демократии: видные политики, лидеры радикальных группировок, олицетворяющие в глазах общественного мнения угрозу существующему порядку. Это могли быть представители любой партии, которые в силу своей влиятельности казались опасными для стабильности полиса и мирной жизни в нем.

Ритуализм процедуры был прозрачен. На агоре (центральной площади) один раз в год собирались все граждане Афин. Каждый брал с собой кусок стенки амфоры и бронзовое стило, чтобы написать имя «кандидата» на выдворение из города.

Затем бросали «бюллетени» в специальную урну или яму, подсчитывали голоса и… «победителя» отправляли на 10 лет в изгнание. Имущество гражданина, подвергнутого остракизму, было неприкосновенно. По истечении приговора он вновь обретал все права.

При тайном голосовании не существовало никаких особых правил, запрещающих, например, брать остракон из чужих рук или воспользоваться услугами грамотного писца, чтобы нацарапать имя «врага народа».

В 482 году до нашей эры в процедуре ежегодной «люстрации» участвовали два крупных политических лидера Афин: Фемистокл и Аристид. Общим голосованием народа решалось, кому из них отправиться в десятилетнее изгнание, а кому остаться полноправным хозяином города. Анонимный хронограф описывает забавный случай, когда Аристид помог безграмотному сторожу написать собственное имя на остраконе.

В начале ХХ века на северном склоне афинского акрополя археологи обнаружили 190 остраконов против Фемистокла, написанных… одинаковым почерком.

Многие авторы упоминают в своих хрониках о хозяине афинской гончарной мастерской, который решил воспользоваться ежегодным ритуалом «люстрации» для налаживания доходного «бизнеса».

Оказывается, «ленивые» афинские граждане, для которых написать на черепке имя своего кандидата было проблемой, приобретали готовые «бюллетени» от профессионала с уже нацарапанной фамилией.

Из отходов мастерской отбирались лучшие, самые красивые и единообразные черепки — круглые донышки чернолаковых киликов и скифосов. Предприимчивый владелец амфорного производства разбогател на изготовлении избирательной продукции. Археологам достались залежи остраконов, где хорошим почерком мастеров-керамистов были написаны имена изгнанников.

Традиции ежегодного остракизма «умерли» в материковой Греции к середине III века до нашей эры, а на северной периферии античной колонизации ежегодные «люстрации» продолжались еще целых два столетия.

В Ольвии, например, после осады Зопириона (331 год до н.э.), когда уцелевший город дал гражданские права вольноотпущенникам и рабам, «люстрации» возобновились с особым ужесточением.

Люди, получившие свободу, стали подозрительны к любой узурпации власти тиранами. Знаменитым тираноборцам ставились статуи, давались денежные награды из казны, и все, кто был хоть косвенно заподозрен в антидемосном сепаратизме, безжалостно изгонялись из города.
Ольвийские «люстрации» прекратились только с переходом полиса под скифский протекторат. Военная власть вождей сделала бессмысленной народную охрану внутренней демократии. Всем узурпаторам и сепаратистам кочевники рубили головы.

Демократический остракизм древних греков погибнет вместе с античной цивилизацией и возродится через две тысячи лет в анонимной гражданственности большевистского режима. Глиняные черепки уступят место канцелярской бумаге. На «новом остраконе» будут царапать новые имена.

На новом остраконе

После октябрьского переворота советское правительство столкнулось с проблемой. Из 170 миллионов человек, населявших Российскую империю, 24 миллиона представляли реальную опасность для новой власти. Это были инородные тела, которые подлежали правовой и… физической люстрации.

Священники, дворяне, преподаватели вузов, купцы, офицерский корпус, чиновники, правоохранители, ученые, промышленная и сельская буржуазия не поддавались «социалистической перековке», они представляли реальную опасность для государства. Нужно было что-то делать.

Три с половиной миллиона человек эмигрировали за границу, еще два миллиона погибли в гражданскую войну и революцию, около шестисот тысяч репрессированы в годы военного коммунизма и красногвардейской атаки на капитал, какое-то количество людей умерло от голода. Оставшаяся «контра» разбрелась по стране, чтобы, по словам Троцкого, «составить фронду коммунистической власти».

В мае 1922 года Ленин в письме к Феликсу Дзержинскому высказал пожелание выслать за границу «группу интеллигентов, представляющих опасность для нашей революции». Руководитель ВЧК распорядился создать особую комиссию, куда вошли Лев Каменев, Иосиф Уншлихт и Дмитрий Курский.

Именно эти люди бросили в урну «новые остраконы» и определили круг лиц, которых нужно отправить в изгнание. Проскрипционные списки пассажиров двух «философских пароходов» редактировала главная супружеская пара в стране: Владимир Ленин и Надежда Крупская.
В изгнание отправлялись 225 интеллектуалов с мировой известностью: преподаватели вузов, философы, публицисты, экономисты, литераторы, врачи, агрономы и инженеры.

На борт немецких пароходов Oberbürgermeister Haken и Preussen поднялись: Николай Бердяев, Семён Франк, Иван Ильин, Лев Шестов, Николай Лосский, Фёдор Степун, Василий Зенковский, Иван Лапшин, Борис Вышеславский, Александр Изгоев.

Чуть позже к ним присоединились ректор Петроградского университета профессор Лев Карсавин, член-корреспондент Российской академии наук, историк Александр Кизеветтер, социолог Питирим Сорокин, писатель Михаил Осоргин и другие. Эти люди высылались из страны не на десять лет, а навсегда.

«Социалистический остракизм» в 20 — 30 годы прошлого века обрел невиданные масштабы. 28 января 1938 года Иосиф Сталин приказал руководству Наркомата внутренних дел подготовить региональную статистику политических донесений советских граждан друг на друга за период 1934-1937 гг. Через месяц к нему на стол положили любопытный документ.

Общая цифра «бдительных обращений» на территории СССР — 4 340 086. Больше всего писем органы НКВД получили в южных районах страны, меньше — в северных. В областях, которые находились за Полярным кругом, не зафиксировано ни одного доноса политического характера. В суровых условиях севера люди могли выжить только в атмосфере взаимопомощи и моральной поддержки.

В областные и районные комиссариаты внутренних дел на территории Украины за это время поступило 701 038 политических донесений граждан. Сколько доносов написали друг на друга жители Николаевской области?.. К сожалению, эти цифры растворились в общереспубликанской статистике.

Сегодня мы еще можем узнать приблизительное число репрессированных жителей корабельного края, но… количество штатных и добровольных сексотов навсегда останется тайной. Бумага — хрупкий остракон. Личные дела осведомителей при эвакуации в 1941 году сжигались в первую очередь.

«Сталинский остракизм» можно только условно назвать люстрацией. Первая советская конституция 1918 года фиксировала поражение в правах бывшим дворянам, чиновникам, служителям культа, офицерам царской армии и полиции, городской и сельской буржуазии. Эти люди были лишены избирательных прав, возможности занимать должности в госаппарате и органах местного самоуправления.

Новые правила люстрационного процесса начали складываться только после Второй мировой войны.

Новые правила люстрационного процесса

В январе 1946 года Контрольный совет оккупационных властей в Германии, руководствуясь решением Потсдамской конференции, принял ряд законов, которые вошли в историю под общим названием «денацификация».

Эта масштабная люстрация немецкого общества включала комплекс мероприятий, направленных на очищение послевоенного мира от нацистской идеологии.

Предусматривались уничтожение национал-социалистской партии и подконтрольных ей организаций, роспуск всех нацистских учреждений, привлечение к суду лиц, виновных в военных преступлениях, удаление нацистов со всех ответственных постов, устранение нацистских доктрин из системы народного образования, культуры и микротопонимики городов.

Всё взрослое население оккупированной Германии должно было заполнить анкету из 131 вопроса и сдать ее в специальный отдел магистратуры. Без отметки в паспорте о сдачи анкеты нельзя было получить продовольственные карточки, снять жилье и устроиться на работу. Ложные сведения о себе влекли тюремное заключение и денежные штрафы.

Денацификация немецкого общества проводилась до 1948 года. В советской зоне оккупации различным видам наказания были подвергнуты 120000 бывших нацистов, в американской — 100000 и в английской — около 90000.

Послевоенное советское общество также подверглось нормативной и… стихийной люстрации. В Ленинграде, Киеве, Харькове, Смоленске, Брянске, Николаеве, Великих Луках, Риге и Севастополе прошли «малые нюрнбергские» процессы. Полторы тысячи нацистских преступников понесли наказание — были публично казнены.

Сотрудники СМЕРШа и НКВД вылавливали спрятавшихся полицаев и всех, кто сотрудничал с фашистской администрацией. Поскольку 26 мая 1947 года Президиум Верховного Совета СССР отменил смертную казнь, повсеместно началась «стихийная люстрация». Людей, переживших оккупацию, не устраивало то, что бывшие полицаи, виновные в смерти родных и близких, отсидят срок в лагерях и вернуться к спокойной мирной жизни.

В сборнике документов «Реабилитированные историей. Николаевская область» есть несколько уголовных дел о самосудах горожан над бывшими коллаборационистами. Были убиты несколько работников оккупационного магистрата (две женщины и четверо мужчин). Виновные не найдены.
Точное количество жертв этой народной люстрации неизвестно. Зато есть воспоминания учительницы музыкальной школы Людмилы Михайловны Боровицкой, которая в интервью журналисту областной телерадиокомпании рассказала о том, что «николаевские золотари вплоть до 1960-х годов вычерпывали из выгребных ям черепа и кости бывших полицаев…».

Нормы европейской люстрации нацистского режима не прижились на коммунистической почве СССР. В хрущевскую оттепель, после осуждения сталинских репрессий с высокой трибуны, никакого «очищения власти» не последовало.

Из МГБ было уволено 48000 служащих различных должностей и званий. Тихо отправлены на покой одиозные члены сталинского политбюро Молотов, Маленков, Каганович и «примкнувший к ним Шепилов». На этом хрущевская люстрация окончилась. Архивы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ было решено засекретить, так как, по словам Александра Солженицына, «…сведения грозили новой гражданской войной… Народ был расколот наполовину — одна часть нации стучала на другую…».

***

Сегодня украинское общество переживает очередной процесс всеобщей люстрации. 9 октября 2014 года Президент Украины Петр Порошенко подписал Закон «Об очищении власти».

Нормативный акт предусматривает запрет решением суда занимать определённые должности в органах государственной власти и местного самоуправления физическим лицам, которые своими решениями, действиями или бездействием осуществляли деяния, направленные на узурпацию власти бывшим Президентом Украины Виктором Януковичем, подрыв основ национальной безопасности и обороны Украины, противоправное нарушение прав и свобод граждан.

Люстрационный процесс в стране идет уже более полугода. Проскрипционные списки «врагов народа» побуждают задуматься о мотивации «чистильщиков власти». Сейчас это напоминает вендетту олигархических кланов.

Вот первые пассажиры нового «философского парохода»:

1.Ведущий онколог страны, директор Национального института рака, профессор Игорь Щепотин насильно выдворен активистами прямо из операционной.

2. Академик, член Совета по космическим наблюдениям НАНУ, Герой Украины, директор Национального космического агентства Юрий Алексеев люстрирован новой властью.

3. 8 генералов МВД, 22 генерала Госпогранслужбы, генералы-штабисты Бессараб и Воробьёв, генералы ВВС Артеменко, Дроздов и Петрушенко попали под революционную зачистку.

В сентябре-декабре 2014 года по всей стране прокатилась волна стихийной («мусорной») люстрации. Радикально настроенные общественники избивали и унижали чиновников, сбрасывая их в мусорные контейнеры.

Многие из этих активистов-люстраторов еще совсем недавно обслуживали интересы региональных и столичных олигархических групп. Это журналисты, редакторы, блогеры, политтехнологи, юристы, адвокаты и прочие. Сколько их было востребовано? Одному Богу известно.

Думается, правы те, кто сегодня говорит о том, что оздоровление коррупционного общества должно проходить тотально. Никаких персональных дел.

Люстрацию должны пройти все: от Президента Украины до уборщицы в Межигорье.

Автор: Сергей Гаврилов

You must be logged in to post a comment Login