Как Минин и Пожарский выгнали незаконного государя из Кремля

Октябрьская революция отменила день Казанской иконы Божьей Матери, который до 1917-го отмечался 22 октября по старому стилю (4-го ноября по новому). А учреждён он был в 1648-м Алексеем Михайловичем в честь дня изгнания польских интервентов из Кремля. Кстати, в довесок, ту икону, с которой ополчение штурмовало Китай-город, в 1918 году украли и не найдена она до сих пор. Так что вопрос о дате можно считать закрытым.

Общеизвестно, что ветеран борьбы с «тушинским вором» Минин Сухорук в сентябре 1611-го был избран посадским старостой Нижнего Новгорода. Эта должность что-то вроде мэра, но только над работными людьми. Служилая аристократия ему не подчинялась. Когда в город было привезено письмо от монахов Троице-Сергиевской лавры, то именно Минин обратился к народу с воззванием:«Если мы помочь хотим Московскому государству, не пожалеем животов (то есть имуществ) наших, да не токмо животов – дворы свои продадим, жён и детей заложим». Патриотизм патриотизмом, а с вилами на поляков не попрёшь. Делегация новгородцев уговорила князя Пожарского, лечившегося в своем имении, возглавить военную часть ополчения, а Минин стал замом по тылу. С населения земства он взял треть от имущества каждого, тех, кто не хотел «делиться», продавали в холопы. Суммы собрались настолько большие, что призванным в ополчение детям боярским и боевым холопам платили втрое больше обычного. Это касалось и казанской конницы, с которой, кстати, прибыла икона. Она уже участвовала в первом, неудачном штурме Москвы, затем вернулась в Казань, и её снова привезли как символ Второго Ополчения. К началу апреля 1612-го в Ярославле стояло уже огромное войско, где было даже две тысячи белорусов. Её территория входила в состав Великого княжества Литовского, находящегося в унии с Польшей. По сегодняшним меркам – сепаратисты. В середине года был создан Совет всей земли, который, кстати, в целях привлечения союзников обратился к королю Швеции и императору Священной Римской империи Германской нации за помощью, обещая их сыновьям ни много ни мало московский престол. И помощь отрядами получил (после победы его преемник Земский собор обоих «кинул», избрав Михаила Романова. Потом на четыреста лет о демократии забыли). А вообще-то на тот момент (лето 1612 года) у Руси был и «законный» государь. Сын Сигизмунда Третьего, Владислав. После воинских неудач «царя Васьки» (Шуйского – организатора бунта против Лжедмитрия), боярская Дума во главе с Фёдором Мстиславским его низложила и призвала на престол польского королевича, открыв регулярным войскам Речи Посполитой (которыми командовал польный и великий гетман и канцлер великий коронный Станислав Жолкевский) ворота Кремля. То есть, с точки зрения легитимного на тот момент правительства, Минин и Пожарский – государственные преступники. Правда, Владислав в Москву не прибыл и православия не принял. Дальнейшее общеизвестно. Оголодавших поляков из Кремля выгнали, царя избрали, хотя Смоленск остался за Польшей и под Костромой Сусанин ещё долго водил по болотам «лисовчиков», но главное — закончилась Смута.

А история получила блестящий и доселе невиданный опыт. Одно из самых крупных и мощных государств Европы с республиканским строем правления, с его научными центрами (Ягеллонский университет), с крылатыми гусарами — победителями турок, с военно-промышленным комплексом, опиравшимся на металлургические мастерские, а не кустарные кузни, с самой здоровой фольварочной экономикой, позволявшей экспортировать зерно, с республиканским строем правления (Сейм), кстати и называвшееся после объединения с великим княжеством Литовским в 1569-м Речью Посполитой, то есть Республикой, потерпело поражение от полностью разрушенной страны, десятилетие находившейся в перманентных гражданских войнах.

После правежа на этом оселке история обеих стран пошла с точностью до наоборот. Уже при сыне Михаила Алексее Московскому царству присягнула левобережная Украина, у Речи Посполитой отобрали Смоленск и часть Литвы. Дальше страна, как шагреневая кожа теряла территории, пока, наконец, при Екатерине не была поделена между Россией, Австрией и Пруссией. Россия же, «в бореньях волю напрягая» стала Империей не по названию, а по существу.

Источник

You must be logged in to post a comment Login